Константин Симонов - Живые и мертвые

Живые и мертвые

4.6
1 прослушал 10 рецензий
Год выхода: 2010
20 часов 41 минуту
Чтобы добавить аудиокнигу в свою библиотеку либо оставить отзыв, нужно сначала войти на сайт.

В 1955 году Константин Михайлович Симонов приступает к работе над романом «Живые и мертвые». С 1958 по 1960 год писатель живет в Ташкенте. Вернувшись в Москву, он привозит законченный роман. Завершена первая часть большого правдивого произведения о Великой Отечественной войне, найдены герои, с которыми читатель пройдет путь от первых дней отступления до разгрома немецкой армии под Москвой.

Трилогия Симонова «Живые и мертвые», благодаря широте охвата событий и отражения судеб людей на войне, получила особое название – «панорамного» романа или романа-события. Сам Симонов признавался, что центральное в его романе – это человек на войне. «Мне кажется, что в „Живых и мертвых“ я напрасно отдал дань мнимой обязательности для романа наличия в нем семейных линий. И как раз это оказалось самым слабым в моей книге», – признает К. Симонов. Главная задача автора состояла в изображении правды войны. Это потребовало от него введения большого количества действующих лиц – свыше 200. Причем судьбы многих из них остаются незавершенными. Тем самым Симонов показывает одну из главных драм войны – когда люди пропадали без вести. «Я оборвал эти судьбы сознательно», – говорит автор трилогии. При этом даже эпизодические герои отличаются у Симонова индивидуальностью.

Лучшая рецензияпоказать все
Tarakosha написал(а) рецензию на книгу
Оценка:

Первые дороги войны

От границы мы Землю вертели назад -
Было дело, сначала....
В. Высоцкий


Давно давно планировала я прочитать всю трилогию К. Симонова , но было некоторое опасение, что, во-первых, она может быть слишком напичкана идеологией, во-вторых, в силу большого количества военных действий, вернее полностью посвящена им, быть трудно читаемой и усвояемой.

Но все эти опасения оказались напрасными и рассеялись как дым буквально с первых строк. Чтение захватило и повлекло за собой с юга, откуда возвращается главный герой политрук Синцов с женой из отпуска, к западным границам нашей необъятной Родины.

Всегда читая книги о Великой Отечественной войне, я мысленно постоянно задаю себе вопрос: Как смогли люди тогда выстоять и победить? и Что я делала бы на их месте (хватило ли бы сил, мужества, отваги у нас, живущих сейчас) ? И читая такие книги, я пытаюсь найти ответы по крайней мере на первый вопрос.

Так как К. Симонов сам был военным корреспондентом на войне и многое наблюдал воочию, он старается дать здесь правдоподобную картину трагедии страны и каждого человека в отдельности, когда люди в одночасье были разлучены со своими родными и близкими, порой оставаясь в неведении их судеб до конца войны, а может, и уже навсегда.

Стремясь к максимальной достоверности, автор не скрывает того, во что вылились первые часы, дни и месяцы войны. Когда немецкое нападение застало врасплох нашу страну и позволило вражеским войскам дойти до самой Москвы. Всеобщая паника, неверие, что так может быть, уверенность, что все это закончится в максимально короткие сроки, что руководство страны и армии не оставят своих людей была слишком сильна. А вместе с тем первые лица государства, армейская верхушка и сами были растеряны и находились в то время в состоянии временной прострации, о чем, например, свидетельствует отсутствие выступления Сталина в связи с началом войны, которого так ждали люди и которое случилось только 3 июля 1941 года.

Рассказывая о первых самых тяжелых месяцах отступления, когда отдавали наши пяди и крохи, К. Симонова отлично живописует всю драматичность сложившегося положения, рассказывая и об окружениях, когда только выйдя из одного люди снова оказывались во втором и третьем, и о пораженческих настроениях, приспособленцах, политработниках, которые также были разные, от одержимых происками врага во всем и всех до адекватных людей, отдающих себе отчет в том, что происходит и почему, и отсутствии в достаточном количестве вооружения, да и о том, что качество его сильно проигрывало вражескому (например, один из героев романа сокрушается по поводу легкоуязвимой брони наших танков, которые были в армии на начало войны или наши самолеты в то время).

В такой неразберихе, отчаянии и ненависти к врагу фронт осенью 1941 года подходит к Москве, где и произойдет первая победа, где укрепится народная вера в ПОБЕДУ и окончательный разгром фашизма, люди почувствуют свою нарастающую силу и мощь.

Всеми дорогами войны идем мы вместе с политруком Синцовым, переживаем все перипетии, принимаем первый бой, командование и ответственность за людей на себя, выходим из окружения, теряем близких , ополченцев и в ходе ранения все документы, в том числе и партийный билет, что в условиях войны равносильно катастрофе и может караться как предательство. И в этой истории нашли отражение судьбы многих и многих людей, когда пришлось заново доказывать всем вокруг, чего ты стОишь и честно вернуть себе не только доброе имя, но и партийный билет, наличие которого людьми того времени воспринималось совершенно по другому. Принадлежностью к партии гордились, звание коммуниста было не только почетным, но и обязывающим ко многому.

В контекст романа отлично вплетены важные исторические моменты того периода. Например, упомянутое выше выступление Сталина 3 июля, военный парад на Красной площади 7 ноября 1941 года, печально известный приказ №270 за подписью Сталина «Об ответственности военнослужащих за сдачу в плен и оставление врагу оружия».

Получившие в книге отражение важные моменты, присутствие исторических лиц( Сталин, которого автор стремится изобразить максимально достоверно и объективно), стремление автора объективно показать происходящее, не умаляя заслуг, но и не приукрашивая действительность, придают роману мощь, размах и достоверность. При этом он настолько интересный и написан таким отличным языком, что совершенно не возникает отторжения, даже когда речь идет о собственно военных операциях.
Роман дарит надежду, но одновременно и показывает, что это важный, пока только первый шаг на пути к Победе.....

Игра в классики. Тур № 9
Вокруг света с мотоциклистами. Восьмой тур.
Школьная вселенная. Девятый учебный год.

Мы настоятельно рекомендуем вам зарегистрироваться на сайте.
9 слушателей
0 отзывов


Tarakosha написал(а) рецензию на книгу
Оценка:

Первые дороги войны

От границы мы Землю вертели назад -
Было дело, сначала....
В. Высоцкий


Давно давно планировала я прочитать всю трилогию К. Симонова , но было некоторое опасение, что, во-первых, она может быть слишком напичкана идеологией, во-вторых, в силу большого количества военных действий, вернее полностью посвящена им, быть трудно читаемой и усвояемой.

Но все эти опасения оказались напрасными и рассеялись как дым буквально с первых строк. Чтение захватило и повлекло за собой с юга, откуда возвращается главный герой политрук Синцов с женой из отпуска, к западным границам нашей необъятной Родины.

Всегда читая книги о Великой Отечественной войне, я мысленно постоянно задаю себе вопрос: Как смогли люди тогда выстоять и победить? и Что я делала бы на их месте (хватило ли бы сил, мужества, отваги у нас, живущих сейчас) ? И читая такие книги, я пытаюсь найти ответы по крайней мере на первый вопрос.

Так как К. Симонов сам был военным корреспондентом на войне и многое наблюдал воочию, он старается дать здесь правдоподобную картину трагедии страны и каждого человека в отдельности, когда люди в одночасье были разлучены со своими родными и близкими, порой оставаясь в неведении их судеб до конца войны, а может, и уже навсегда.

Стремясь к максимальной достоверности, автор не скрывает того, во что вылились первые часы, дни и месяцы войны. Когда немецкое нападение застало врасплох нашу страну и позволило вражеским войскам дойти до самой Москвы. Всеобщая паника, неверие, что так может быть, уверенность, что все это закончится в максимально короткие сроки, что руководство страны и армии не оставят своих людей была слишком сильна. А вместе с тем первые лица государства, армейская верхушка и сами были растеряны и находились в то время в состоянии временной прострации, о чем, например, свидетельствует отсутствие выступления Сталина в связи с началом войны, которого так ждали люди и которое случилось только 3 июля 1941 года.

Рассказывая о первых самых тяжелых месяцах отступления, когда отдавали наши пяди и крохи, К. Симонова отлично живописует всю драматичность сложившегося положения, рассказывая и об окружениях, когда только выйдя из одного люди снова оказывались во втором и третьем, и о пораженческих настроениях, приспособленцах, политработниках, которые также были разные, от одержимых происками врага во всем и всех до адекватных людей, отдающих себе отчет в том, что происходит и почему, и отсутствии в достаточном количестве вооружения, да и о том, что качество его сильно проигрывало вражескому (например, один из героев романа сокрушается по поводу легкоуязвимой брони наших танков, которые были в армии на начало войны или наши самолеты в то время).

В такой неразберихе, отчаянии и ненависти к врагу фронт осенью 1941 года подходит к Москве, где и произойдет первая победа, где укрепится народная вера в ПОБЕДУ и окончательный разгром фашизма, люди почувствуют свою нарастающую силу и мощь.

Всеми дорогами войны идем мы вместе с политруком Синцовым, переживаем все перипетии, принимаем первый бой, командование и ответственность за людей на себя, выходим из окружения, теряем близких , ополченцев и в ходе ранения все документы, в том числе и партийный билет, что в условиях войны равносильно катастрофе и может караться как предательство. И в этой истории нашли отражение судьбы многих и многих людей, когда пришлось заново доказывать всем вокруг, чего ты стОишь и честно вернуть себе не только доброе имя, но и партийный билет, наличие которого людьми того времени воспринималось совершенно по другому. Принадлежностью к партии гордились, звание коммуниста было не только почетным, но и обязывающим ко многому.

В контекст романа отлично вплетены важные исторические моменты того периода. Например, упомянутое выше выступление Сталина 3 июля, военный парад на Красной площади 7 ноября 1941 года, печально известный приказ №270 за подписью Сталина «Об ответственности военнослужащих за сдачу в плен и оставление врагу оружия».

Получившие в книге отражение важные моменты, присутствие исторических лиц( Сталин, которого автор стремится изобразить максимально достоверно и объективно), стремление автора объективно показать происходящее, не умаляя заслуг, но и не приукрашивая действительность, придают роману мощь, размах и достоверность. При этом он настолько интересный и написан таким отличным языком, что совершенно не возникает отторжения, даже когда речь идет о собственно военных операциях.
Роман дарит надежду, но одновременно и показывает, что это важный, пока только первый шаг на пути к Победе.....

Игра в классики. Тур № 9
Вокруг света с мотоциклистами. Восьмой тур.
Школьная вселенная. Девятый учебный год.

Tarakosha написал(а) рецензию на книгу
Оценка:

После Москвы

Но обратно ее закрутил наш комбат,
Оттолкнувшись ногой от Урала.

Наконец-то нам дали приказ наступать,
Отбирать наши пяди и крохи....
В. Высоцкий



Сижу и думаю как рассказать о второй книге трилогии К. Симонова ? Без эмоций, сухо не получится. Тут, где речь идет о священной борьбе, где рядом с героями ежесекундно ходит смерть. Пожалуй, наверняка можно сказать только одно - вторая часть читается в эмоциональном плане чуточку легче. Ты словно вместе с героями позволил себе вздохнуть чуть больше, чем раньше.
Когда зимой 1941-1942 годов в ходе оборонительных, а потом и наступательных операций враг был отброшен от Москвы и снята непосредственная угроза для её захвата, изменилось настроение людей на огромной территории Советского Союза, войска еще робко неуверенно, но начали неумолимое движение к вере в собственные силы и тому, что враг будет разбит, Победа будет за нами.

И здесь уже основное внимание автора сосредоточено непосредственно на проведении Сталинградской битвы, ставшей началом конца Третьего рейха. На страницах романа мы вновь встретимся с полюбившимися и ставшими близкими героями.
Бывший политрук Синцов, сумевший перековать себя , возмужавший помудревший, приобретший опыт боевых действий, крещенный огнем, командующий батальоном. Уважаемый своими сослуживцами. Сам прошедший отступление, окружения, ранение, ценящий солдата и уважающий его и его труд.

Но на передний план здесь выходит тоже знакомый нам по первой части трилогии генерал Серпилин. И на примере его трудной тяжелой человеческой и военной судьбы проглядывают судьбы многих кадровых военных тех лет. Донос, арест, попытка оправдаться, не запачкать своего имени и друзей. Отвернувшиеся знакомые, отказавшиеся от тебя дети, не желающие портить себе жизнь именем репрессированного родителя. И только начавшаяся война, да оставшийся на воле один друг помогли вернуться к жизни. Но такое везение, удача, стечение обстоятельств помогло не всем, желающим кровью смыть позор перед Родиной, что и увидим на примере комкора Гринько.

Обязательно здесь встретимся здесь мы и с маленькой докторшей Таней Овсянниковой. Вот она женская судьба на войне. Когда с одной стороны, ты также выходишь из окружения, отступаешь, выносишь раненых, помогаешь товарищам, идешь на опасные и трудные задания, но с другой, за каждым твоим шагом и действием следят тысячи мужских глаз и лишний взгляд, а уж если отношения, то тем более, могут спровоцировать массу кривотолков, от которых так сложно отделаться....

Что интересно, здесь автор выводит нас за границы непосредственно фронта и предоставляет возможность побывать в глубоком тылу, увидеть, что там люди живут практически на грани полуобморочного состояния, голодая, работая по 12, а то и больше часов в сутки, отдавая все для фронта, все для Победы.
Конечно, были и другие, кто любыми доступными способами приобретал бронь и стремился удержаться на высоком положении, зацепиться и остаться в тылу.

И снова читатель вместе с одним из героев побывает в кабинете Сталина, столкнется с неповоротливой военной машиной, бюрократией, комиссарами, ответственными политработниками и доносами, когда вчера еще работник обкома или парткома при эвакуации "спасал свою шкуру," а сегодня он же привлекает других за моральную несостоятельность, политическую незрелость, когда подчиненные отвечают за халатность начальства, когда чьё-то необдуманное решение влечет гибель многих.

В очередной раз, пройдя с героями К. Симонова трудными дорогами войны, поразилась как интересно он пишет, стремясь максимально охватить волнующие его темы, не закрывать глаза на недостатки и недоработки системы, быть насколько возможно объективным и донести до потомков то, что пришлось преодолеть людям на пути к Победе.

Игра в классики. Тур № 9.
Школьная вселенная. Девятый учебный год.

red_star написал(а) рецензию на книгу
Оценка:

Книга книг о войне

Мы не дрогнем в бою за столицу свою,
Нам родная Москва дорога.
Нерушимой стеной, обороной стальной
Разгромим, уничтожим врага!

"Марш защитников Москвы", А. Сурков, 3 ноября 1941

Осторожно, в тексте содержатся неумеренные дозы строго оправданного пафоса. Да, возможно я покажусь вам тем самым персонажем Света в августе Фолкнера, который все время представлял скачущую конницу времен их Гражданской войны, но это не так важно.

Мы привыкли к мысли, что мы победили в той войне. Эта победа, столь выстраданная для самих участников войны, для нас просто данность. Мы смотрим с перспективы мая 1945, и это естественно. Но попробуйте посмотреть на нее с точки зрения июня 1941. Фашисты к этому моменту победили всех своих соперников на континенте, кроме Англии. В каждой кампании сопротивление противника было довольно быстро подавлено, а государства, как правило, коллапсировали. Мы же хоть и храбрились, но пока имели пусть и не прямой, но тоже опыт поражения в борьбе с фашистами (Гражданская война в Испании).

Поэтому основным вопросом навсегда останется – почему же мы не проиграли? Все до нас проигрывали, нас тоже так расколошматили в приграничных сражениях, что только рожки да ножки остались, а мы не проиграли. Где же секрет? В чем та самая военная тайна, которую в Советской стране знал каждый Мальчиш, а мы теперь утратили?

Вот на этот вопрос и пытается ответить в своей книге Константин Симонов. Книга знаковая, она имела большой общественный резонанс. В чем-то она схожа с Судьбой человека , она представляет из себя вполне очевидный симптом психологического принятия уже свершившегося. Шолохов принимал в общественное сознание пленных, Симонов несколько безличнее, но шире – сами поражения первых месяцев войны.

Симонов считает, что мы не проиграли из-за людей, наших с вами людей. Но не в том плане, что мы особенный народ. Просто в его трактовке злость перековала людей. Злость и ненависть. И в начале были люди, которые действовали умело, сохраняли воинские части, выводили людей из окружений, но их было недостаточно для коренного перелома. В белоснежных полях под Москвой накопилась критическая масса, и мы сумели не позволить противнику выиграть войну (но он еще ее не проиграл, проиграет только через год, в ноябре 1942, когда наступающие под Сталинградом советские фронты соединятся у Калача-на-Дону).

Но мне такая трактовка не кажется убедительной. Сколько не читаешь, сколько не думаешь, все время кажется, что выиграли только благодаря истовой вере в себя. Люди, несмотря ни на что, продолжали верить в то, что мы победим. Даже когда все было катастрофически ужасно, когда эта вера была совершенно не оправдана, люди продолжали считать, что наша возьмет. И взяла. У самого Симонова таков и Синцов, и Серпилин, и старый московский рабочий Зосима, и старый большевик Малинин. И многие другие.

Трудно представить себе мысли тех людей. Враг гнал нас от границы до Смоленска, и только здесь фронт вроде бы стабилизировался. Мы даже провели первую полууспешную наступательную операцию под Ельней, которой так гордились. А в начале октября враг опять прорвал фронт и попер на Москву со страшной силой. Сухой эвфемизм сводки («Положение на Западном фронте ухудшилось»), московская паника 17 октября 1941 – симптомы растерянности. Счастье, что она быстра схлынула.

И во всем этом, как в гигантских жерновах, застрял и был почти растерт в пыль Синцов, главный герой первого тома (хотя и здесь Серпилин то и дело затмевает его). То он мечется по ближним тылам в поисках своей армейской газеты, то выходит из окружения, то попадает в другое. Случайный осколок лишает его сознания и, опосредовано, документов, так что Москву осенью он защищает уже как рядовой боец, а не политрук. И с этой перспективы Симонову удалось показать многое. И ту самую панику середины октября, и строительство оборонительных сооружений на улицах, и добровольцев.

Я как-то подзабыл, что в книге столько страниц посвящено Битве за Москву. В память в прошлые прочтения запали эпизоды самого начала войны, все эти обидные, горькие поражения, обходы и окружения. Один такой эпизод вынесен на лаконичную и потрясающую обложку издания 1976 года. Ты, вместе с героями, задыхаешься от бессильной ярости, когда враг жжет в воздухе наши устаревшие ТБ-3, один за одним.

Но в композиционном плане важнейшими в книге являются именно эти главы про все более уплотняющуюся оборону под Москвой. Этот восхитительный в своей прозрачности момент, когда Синцов и напарник с пулеметом сидели в недостроенной трубе кирпичного завода, чуть ли не центральный в романе. Ведь именно здесь немцы дают осечку. Их превосходство во взаимодействии, их владение инициативой и умение создать локальное преимущество в технике не выручают их. Симонов использует метафору сжатой пружины, пожалуй, она верна. А потом пружина распрямилась, и мы впервые погнали немцев. Довольно топорно, еще неумело, не так изящно и легко, как они били нас все лето, но погнали и заметно отогнали. Нет, та жажда мести, которой пылают герои книги, еще не удовлетворена. До нее, до парадов пленных, до осознания неизбежности нашей победы еще далеко. Враг еще выйдет к Сталинграду следующим летом, заставив нас, словами Высоцкого, отталкиваться ногами от Урала, чтобы закрутить Землю в обратном направлении. Но, словами Шолохова, сделали мы уже первые тяжелые шаги на Запад, такие тяжелые, что услышали и наши живые, и наши мертвые.

В книге очень много верных временных маркеров, она может служить своеобразным ликбезом по начальному периоду войны. Тут тебе и речь Сталина 3 июля, и его же выступления 6 ноября на станции Маяковская и на знаменитом параде 7 ноября, вплетенные в повествование через свидетельства героев. Сталина в книге, кстати, достаточно, и он довольно живой. Симонов не боялся вспоминать его, не хотел вычеркнуть ни ошибок его, ни заслуг. От этого книга сильно выигрывает.

Но не только в Сталине дело. Тут и быт, подзабытый нами. Если бы у нас в стране была бы больше развита тяга к рефлексии, то уместно бы смотрелся путеводитель по книге – какой пикап имеет в виду Синцов, как выглядели серые плащи милиционеров, как закладывать бумажную газету и др. И не забыть еще про нематериальные ощущения. Вот метро, в котором устраивают бомбоубежища и торжественные мероприятия. Ему всего-то 6 лет, и то первой ветке, второй и того меньше. Это что-то сверхновое, только появившееся. Представляете ли вы метро таким?

Нам трудно понять весь этот пафос с восстановлением Синцова в партии после утери партбилета. Для нас это слишком выспренне. Но не для тех людей, которые искренне строили лучшее общество на Земле, для них партия была не просто социальным лифтом, а тем самым орденом меченосцев, о котором говорил когда-то Сталин. И это Симонов смог схватить.

Как же хороша его проза! Он из той плеяды поэтов, которые великолепно владеют прозаическим языком. Роман читается стремительно, на одном дыхании. Импонирует мне Симонов, это правда. Посмотрите старую запись из студии Останкино, где он встречается со зрителями, запись есть в интернете. Почувствуйте эту силу, эти стихи. Он будет читать именно те стихи, которые я люблю, горькие стихи первого периода войны, когда мы верили в себя, но видели только поражения. Даже метафоры говорят сами за себя – осажденную Одессу он сравнивает с Мадридом, который был взят фашистами несмотря ни на какие ¡No pasaran! Хорошо, что наш вариант заклинания против фашистов, сдобренный непечатными словами, сработал.

Tarakosha написал(а) рецензию на книгу
Оценка:
Но на Запад, на Запад ползет батальон,
Чтобы солнце взошло на Востоке.
В. Высоцкий


Вот и прочитана замечательная трилогия Константина Симонова , одно из значительных и интересных произведений, посвященных Великой Отечественной войне. Каждый том здесь отличается не только по событиям, о которых повествует, но и в целом по настроению, существующему среди героев, а через призму их чувств и мыслей можно предположить и о превалирующих настроениях в стране.

Данная книга завершает трилогию Живые и мертвые и рассказывает о событиях лета 1944 года, когда уже вовсю чувствовалось приближение Победы, все жили надеждой на скорейшее возвращение к мирной жизни и невольно закрадывались мысли : а какой она будет ? как возможно скорее и менее болезненно осуществить этот переход ? И с одной стороны не деться от этих мыслей никуда, а с другой, нельзя позволять , чтобы они завладевали тобой до поры до времени, пока не сделано главное дело, которому ты должен отдать все силы до последнего.

И вот этот постоянный анализ минувших событий и пройденных километров и занимает основную часть повествования здесь, но по большому счету он уже является итогом всего когда-то сказанного, суммой всех мысленных рассуждений и обсуждений с близким человеком в предыдущих томах. Конечно, повторение -мать учения и даже тот момент, что автор приводит своих героев в те места, откуда они начинали свой путь теперь уже (если взять все события и потери, происшедшие с 22 июня 1941 года) в далеком жарком лете 1941 года служит еще раз напоминанием как тяжело все далось и что выводы, сделанные сейчас, должны послужить руководством к действию в будущем, чтобы исключить или свести к минимуму возможность повторения произошедшего.

В результате того, что основное внимание здесь уделено данному анализу, о судьбах полюбившихся героев рассказывается уже по остаточному принципу, что немного смазало впечатление от завершающего трилогию тома. А уж тем более открытая концовка тут, когда хотелось ответов на все вопросы и логического завершения основных сюжетных линий, оставила в душе горький осадок читательского неудовлетворения. Сложилось впечатление (или выдавая желаемое за действительное), что автор хотел написать еще том, где повествование будет доведено до мая 1945 года и соответственно судьба каждого из главных героев будет известна.

И все-таки несмотря на всю горечь и боль первых томов, на открытую концовку последнего, трилогию Константина Симонова рекомендую к прочтению всем неравнодушным к истории вообще и той войны в частности, да и качественной литературы тоже.

Tin-tinka написал(а) рецензию на книгу
Оценка:

Сильные люди

Удивительную книгу создал автор: трагичную и в тоже время очень светлую, патриотичную, но одновременно поднимающую множество «скользких» тем и вопросов того времени о том, как получилось, что война началась так неожиданно, почему армия была не готова и многие другие. Эта книга поддерживает веру в людей, в мужество, в самоотверженность нашего народа, главные герои тут очень порядочные, умные люди, для которых долг превыше личной выгоды, при этом не чувствуется «плакатная» пропаганда, в искренность и реальность персонажей полностью веришь.

Произведение читается очень увлекательно - военные действия сменяются сложными семейными ситуациями, а горе от поражений наших войск - героическими подвигами военных или гражданских лиц. Каждый персонаж, даже второстепенный – отлично прорисован, со своей историей, своим прошлым и надеждами, поэтому произведение вышло очень масштабное, проработанное и детализированное.

Из этой книги можно узнать о первых днях войны, об отступлении и сдаче городов, о неразберихе, царящей на вокзалах, и о заполненных беженцами дорогах. Вместе с героями читатели побывают в окопах, в артиллерийских атаках, будут переживать за нашу авиацию и возмущаться недостатками вооружения пехоты и танковых подразделений. Сложная судьба главного героя Синцова забросит его и в окружение на белорусской территории, и в плен к немцам, и в Москву накануне наступления вражеских войск, столкнет с предательством «своих», бюрократией и равнодушием отдельных чинов, но одновременно и с искренней помощью многих людей. Благодаря этому роману можно взглянуть на происходящее на войне с точки зрения солдат и командиров, ополченцев и кадровых военных, политруков, летчиков, военных корреспондентов, медицинских специалистов и многих других.

Про эту книгу не хочется много писать, но о ней постоянно думаешь, поэтому просто посоветую прочесть ее, чтобы гордиться нашей историей, чтобы понимать, через что прошлось пройти нашему народу.

admin добавил цитату 1 год назад
Думаешь, только те военные, у кого погоны на плечах? Нет. Военные - это все те, у кого война на плечах.
admin добавил цитату 1 год назад
«Тридцатьчетверки»… Говорят, они у нас были тогда, в сорок втором, под Харьковом, но я их там не видел. Я лично видел тогда только один KB близко и еще пять – далеко. Они прошли, и я их больше не видел. А по этому KB – я сам видел, как это было, – наши бойцы стреляли из противотанкового ружья. Он стоял неисправный, а они стреляли, а потом из верхнего люка высунулся танкист и стал им махать руками, что он свой. А они все равно стреляли. И тогда он развернул башню и дал по ним очередь, и одного бронебойщика убило. А они все стреляли по тапку из своего ружья, и я побежал к ним и крикнул, чтоб не стреляли, что это наш танк! Но они мне не верили, потому что еще ни разу не видели наших танков вблизи и считали, что и этот – немецкий. Тогда я насильно взял одного из них с собой и пошел к танку. И когда мы подошли ближе и на танке стала видна надпись белой краской: «Смерть фашистам», – я сказал: «Видишь, это же наш танк!» Но он все равно не хотел идти к танку и говорил: «Это фашистский, они нарочно написали». А когда мы все-таки подошли к тапку, то оказалось, что пуля из бронебойки ударила в триплекс и водителю осколками изранило все лицо. Он вылез из танка окровавленный, и танкисты ругались последними словами.
А потом какие-то бойцы выбежали навстречу нам с пленным немцем, и он кричал: «Доктор, доктор!..» – и стоял, не опуская рук. А я подвел его к танку, и, как дурак, стал стучать по броне, и, показывая ему на этот танк, кричал: «Русс панцер, понимаешь, русс панцер!» А он дрожал и говорил: «Йа, йа, гут, гут…» А я все кричал: «Русс панцер!» – и показывал ему на-танк, – в таком я был восторге, что мог ему показать, что это наш танк, а не их!
admin добавил цитату 1 год назад
– Все чаще думаю о том, какая будет жизнь после войны, – сказал Захаров. – А я пока не думаю, – сказал Бойко. – Некогда. – А я думаю, – повторил Захаров. – Раз нигде во всем мире не стреляют, наверно, будет с отвычки казаться, что наступила вечная жизнь. Особенно в первые дни…
admin добавил цитату 1 год назад
Освобождение России заканчиваем. Дальше Европа, – сказал Бойко и, закрыв портфель, щелкнул замками. Хотя сам был украинец и освобождал Белоруссию, но сказал обо всем вместе, как о России, все разом вложил в это одно понятие, как в ту пору делали и другие, воевавшие на всех фронтах русские и нерусские люди.
admin добавил цитату 1 год назад
Смерть человека, одетого в чужую военную форму, не может восприниматься на войне как несчастье.