Константин Симонов - Последнее лето

Последнее лето

4.6
Год выхода: 2012
1 день 4 часа
Чтобы добавить аудиокнигу в свою библиотеку либо оставить отзыв, нужно сначала войти на сайт.

Роман «Последнее лето» завершает трилогию «Живые и мертвые»; в нем писатель приводит своих героев победными дорогами «последнего лета» Великой Отечественной.

Лучшая рецензияпоказать все
Tarakosha написал(а) рецензию на книгу
Оценка:
Но на Запад, на Запад ползет батальон,
Чтобы солнце взошло на Востоке.
В. Высоцкий


Вот и прочитана замечательная трилогия Константина Симонова , одно из значительных и интересных произведений, посвященных Великой Отечественной войне. Каждый том здесь отличается не только по событиям, о которых повествует, но и в целом по настроению, существующему среди героев, а через призму их чувств и мыслей можно предположить и о превалирующих настроениях в стране.

Данная книга завершает трилогию Живые и мертвые и рассказывает о событиях лета 1944 года, когда уже вовсю чувствовалось приближение Победы, все жили надеждой на скорейшее возвращение к мирной жизни и невольно закрадывались мысли : а какой она будет ? как возможно скорее и менее болезненно осуществить этот переход ? И с одной стороны не деться от этих мыслей никуда, а с другой, нельзя позволять , чтобы они завладевали тобой до поры до времени, пока не сделано главное дело, которому ты должен отдать все силы до последнего.

И вот этот постоянный анализ минувших событий и пройденных километров и занимает основную часть повествования здесь, но по большому счету он уже является итогом всего когда-то сказанного, суммой всех мысленных рассуждений и обсуждений с близким человеком в предыдущих томах. Конечно, повторение -мать учения и даже тот момент, что автор приводит своих героев в те места, откуда они начинали свой путь теперь уже (если взять все события и потери, происшедшие с 22 июня 1941 года) в далеком жарком лете 1941 года служит еще раз напоминанием как тяжело все далось и что выводы, сделанные сейчас, должны послужить руководством к действию в будущем, чтобы исключить или свести к минимуму возможность повторения произошедшего.

В результате того, что основное внимание здесь уделено данному анализу, о судьбах полюбившихся героев рассказывается уже по остаточному принципу, что немного смазало впечатление от завершающего трилогию тома. А уж тем более открытая концовка тут, когда хотелось ответов на все вопросы и логического завершения основных сюжетных линий, оставила в душе горький осадок читательского неудовлетворения. Сложилось впечатление (или выдавая желаемое за действительное), что автор хотел написать еще том, где повествование будет доведено до мая 1945 года и соответственно судьба каждого из главных героев будет известна.

И все-таки несмотря на всю горечь и боль первых томов, на открытую концовку последнего, трилогию Константина Симонова рекомендую к прочтению всем неравнодушным к истории вообще и той войны в частности, да и качественной литературы тоже.

Мы настоятельно рекомендуем вам зарегистрироваться на сайте.
4 слушателей
0 отзывов


Tarakosha написал(а) рецензию на книгу
Оценка:
Но на Запад, на Запад ползет батальон,
Чтобы солнце взошло на Востоке.
В. Высоцкий


Вот и прочитана замечательная трилогия Константина Симонова , одно из значительных и интересных произведений, посвященных Великой Отечественной войне. Каждый том здесь отличается не только по событиям, о которых повествует, но и в целом по настроению, существующему среди героев, а через призму их чувств и мыслей можно предположить и о превалирующих настроениях в стране.

Данная книга завершает трилогию Живые и мертвые и рассказывает о событиях лета 1944 года, когда уже вовсю чувствовалось приближение Победы, все жили надеждой на скорейшее возвращение к мирной жизни и невольно закрадывались мысли : а какой она будет ? как возможно скорее и менее болезненно осуществить этот переход ? И с одной стороны не деться от этих мыслей никуда, а с другой, нельзя позволять , чтобы они завладевали тобой до поры до времени, пока не сделано главное дело, которому ты должен отдать все силы до последнего.

И вот этот постоянный анализ минувших событий и пройденных километров и занимает основную часть повествования здесь, но по большому счету он уже является итогом всего когда-то сказанного, суммой всех мысленных рассуждений и обсуждений с близким человеком в предыдущих томах. Конечно, повторение -мать учения и даже тот момент, что автор приводит своих героев в те места, откуда они начинали свой путь теперь уже (если взять все события и потери, происшедшие с 22 июня 1941 года) в далеком жарком лете 1941 года служит еще раз напоминанием как тяжело все далось и что выводы, сделанные сейчас, должны послужить руководством к действию в будущем, чтобы исключить или свести к минимуму возможность повторения произошедшего.

В результате того, что основное внимание здесь уделено данному анализу, о судьбах полюбившихся героев рассказывается уже по остаточному принципу, что немного смазало впечатление от завершающего трилогию тома. А уж тем более открытая концовка тут, когда хотелось ответов на все вопросы и логического завершения основных сюжетных линий, оставила в душе горький осадок читательского неудовлетворения. Сложилось впечатление (или выдавая желаемое за действительное), что автор хотел написать еще том, где повествование будет доведено до мая 1945 года и соответственно судьба каждого из главных героев будет известна.

И все-таки несмотря на всю горечь и боль первых томов, на открытую концовку последнего, трилогию Константина Симонова рекомендую к прочтению всем неравнодушным к истории вообще и той войны в частности, да и качественной литературы тоже.

Tin-tinka написал(а) рецензию на книгу
Оценка:

Машина войны

Вот и окончен третий том истории о Великой Отечественной войне, но автор не ставит точку, ведь в реальности сражения будут длиться еще почти год, унесут множество жизней, может, оттого и в судьбах персонажей лишь пауза, многоточие, а продолжение додумывает сам читатель, представляя такой финал, какой ему ближе.

Если сравнивать впечатления от всех трех книг, то для меня последняя вышла чуть более тяжеловесной, хотя она и меньше по размеру, чем предыдущие. Тут больше подробностей об организации наступлений на высшем военном уровне, о хозяйстве и технике, об удержании позиций и о внезапных боях с прорывающимися немцами. Появляется много новых фамилий командиров, а времени, чтобы с ними ближе познакомиться, меньше – идет война, автор как будто сам находится в наступлении и увлекает вперед читателей, не давая отвлекаться на подробности о личном составе. Но нужно отметить, что это верно лишь в определенной части книги, в целом, писатель по-прежнему рассказывает прежде всего о людях, а не о механике боев. Правда, судя по описанию Симонова, люди на войне часто сами превращаются в машины, работают без устали, на пределе сил

Трудолюбивый Ильин мог работать без остановки и считал это в порядке вещей: нетрудолюбивому человеку на должности командира полка делать нечего! Но и такую испытанную на войне, безотказную машину, как он, иногда, казалось, вот-вот заест. Один раз во время разговора по телефону с комбатом у него вывалилась из рук трубка. Не то заснул посреди разговора, не то впал в беспамятство. Через два часа отлежался, поднялся и так и не мог вспомнить, как все вышло.

Разбавляя фронтовую летопись, автор описывает личные переживания героев, поднимает как извечные проблемы, так и те ситуации, которые более характерны для военного времени. Значительная часть романа посвящена личной жизни Серпилина: да, с одной стороны, он генерал, который считает невозможным на фронте отвлекаться на личные переживания, на них просто не остается времени при его занятости и постоянной ответственности за людей. Но ничто человеческое ему не чуждо, находясь на лечении в санатории, он на время скидывает груз ответственности и «вскакивает на подножку последнего вагона». При этом писатель, с одной стороны, весьма немногословно описывает чувства, а, с другой стороны, весьма емко, буквально парой фраз, дает понять, что происходит между двумя немолодыми, но нуждающимися друг в друге людьми.

Не оставляет автор без внимания и двух других главных героев - Синцова и Таню, на их долю выпадает немало сложностей, тем более, война так сильно перепутывает карты судеб, что некоторые события, в целом позитивные, героями могут восприниматься как личная трагедия. При этом персонажи вновь вызывают понимание и уважение, причем, хоть их решения иногда спорны, а намерение Синцова и вовсе можно подвергнуть критике, все же искренность их чувств трогает.

Подводя итог, отмечу, что эта книга хоть и посвящена наступлению нашей армии, отвоеванию ранее потерянных земель, нельзя сказать, что она более «урапатриотична» или более оптимистична, чем прошлые романы этого цикла. Автор описывает всю сложность войны, переживает о людских потерях, которые даже при минимальных жертвах все равно слишком велики. На примере судьб своих героев Симонов показывает всю сложность этого времени, в котором, конечно же, были и хорошие моменты, но, в основном, все жили лишь одной мечтой – добиться победы и мира.

Я, со своей стороны, всем советую это произведение, не стоит проходить мимо подобного литературного памятника нашей истории и людям, которые ее творили.

red_star написал(а) рецензию на книгу
Оценка:

Третий роман обрывается летом 1944, обрывается так, что так и кажется, что Симонов хотел написать еще. Жива ли Маша, угнанная в Германию? Что будет с Синцовым и Таней? Столько людей создал и оживил Симонов, а воевать еще почти год. Но, насколько я знаю, больше об этом Симонов не писал, поэтому история осталась для нас именно в таком, подвисшем виде.

Роман хорош, даже очень хорош. Он не столь трагичен и эпичен, как первая часть, посвященная битве за Москву, не столь страшен и печален, как вторая, рассказывающая о Сталинграде. Это лето 44-го, наши вышли за госграницу на юге и готовятся освободить Белоруссию. У людей другой настрой, другие мысли, другая сила.

Симонов пишет здорово, сильно выстраивает композицию. Диалоги, возможно, не столь колоритны, как в «Они сражались за Родину», однако и фокус у Симонова больше на генералах, чем на рядовом составе, в отличие от Шолохова. Повествование дискретно, часто это просто эпизод из жизни армейской машины, порой совсем небольшой. Оттого проза эта напоминает итальянский неореализм, своей жизненностью, отсутствием накрученности и дешевого пафоса. Читатель сам должен достраивать картину, понимать связь явлений и порой их смысл. Но эффект это дает огромный, создавая из этих эпизодов живую ткань войны, большой, страшной, в которой мы наконец-то стали побеждать.

В книге много любви. Симонов писал об это прямо и просто, без шор и ханжества. И здесь опять возникает чувство подлинности, хотя порой ему и хотелось уйти на взвинченную ноту в диалогах а-ля Хемингуэй.

Но мне больше всего понравилось именно описание армейской машины от самого низа до командарма. Вся эта подготовка к наступлению, кропотливая работа по выстраиванию связи, координации, планы и дальнейшие планы, нажим от фронта и Москвы, работа, работа, работа. Опять, пожданная как бесконечные поездки, встречи, совещания, увязки, звонки и еда, завтраки, перекусы, чай в термосе. А за этим человеческие жизни, которые сохранятся или будут потеряны от верной/неверной оценки противника и своих сил. Ответственность и кровь.

В книге куда меньше критики Сталина по сравнению со вторым романом серии. То ли год совсем другой (1971 против 1964), то ли к 1944 стерлось что-то, за что стоило его трепать. Да и меньше его как-то, роль героя, вызывающего смешанные чувства, занял Львов/Мехлис. Фанатичный, неуживчивый персонаж, наломавший таких дров, что и вспоминать жутко, а поди ж ты, и он может в чем-то пригодиться, хотя и надломлен тем, что Сталин уже не так прислушивается к нему. Вылеплен он Симоновым так рельефно, что трудно не узнать. Тут и ГАЗ-61, и распорядок дня, и специфическая уверенность в себе.

И есть в этой книге радость от нашего превосходства. Не немцы стали слабее, мы стали сильнее. Симонов подчеркивает это, заставляя героев воевать там же, где они отходили в 1941. Теперь немецкие танки, прорываясь из котла, горят в бесплодных атаках на наши позиции, их пехота падает, их группы сдаются, их генералы стреляются или попадают в плен. Никогда не научусь воспринимать это безэмоционально.

Пожалуй, Симонову удалось пройти по лезвию, сделал свою трилогию такой, что в ней есть и боль поражений, и понимание нашей дурости, и негативное отношение к перегибам (от органов и от политического руководства), но есть и вера в нашу систему, радость первых и не первых побед. Сложно это, не свалиться в срыв покровов, критику и злобствование, сложно и не дать слабину и не начать рассказывать, что все у нас хорошо и мы не могли не победить.

Поставлю перед собой задачу добраться и до «Записок Лопатина», смежного цикла, частично экранизированного Германом. Хочется еще нырнуть в прозу Симонова.

Little_Dorrit написал(а) рецензию на книгу
Оценка:

Вот и закончилась эта история, прочитана третья часть. И что я могу сказать? Я не совсем довольна романом в целом. Да, она жизненная, да она реальная, такая, какая была бы на фронте в те годы. Однако были те вещи, которые как по мне, так вообще не надо было вставлять в текст. Мне кажется, такая любовная линия, как была тут, больше подходит для какого-нибудь любовного романа, но не для военной книги. Время от времени книга напоминала мне дешёвый любовный роман с плохой сюжетной линией. Если в первой части я переживала за Синцова, то в самом конце, как бы жестоко это не звучало, я хотела бы, чтобы автор избавил от этого персонажа. Не потому, что он творил что-то плохое, а потому что у этого человека не было какого-то стержня. Я конечно понимаю, что это было характерно для того периода, поскольку никто не знал что будет дальше. Сегодня ты командуешь армией, а завтра тебе из-за ранения и работы не найти. Но с другой стороны, а что надо было ожидать от войны? Приключений? Квеста? Или того, что всё будет гладко? Честно говоря, я не знаю, что ожидал от войны Синцов, но лично я ждала, какой-то более прописанной военной деятельности. И отношения героя с Таней, это для меня сплошное разочарование. Твоя жена умерла – буду с тобой – ты в генштабе – уйду от тебя – ой, у нас будет ребёнок – мы так счастливы – ой, я вроде не хочу быть мамой – всё плохо – нет, я определённо хочу быть с ним – нет, его жена вроде как жива, уйду от него. Это ладно женщина так метается, не зря же шутка про 7 пятниц на неделе (это тот случай), но когда так мечется мужчина, это уже начинает очень сильно доставлять и бесить. Поэтому этот персонаж к третьей части для меня абсолютно скатился и был не интересен. А концовка абсолютно сломала, на мой взгляд, идею книги. То, что Таня написала за 15 страниц до финала, приводит данную линию к фарсу. Что мне сильно не понравилось – так то, что автор просто слил линию с дочкой героя, на которую он просто плюнул и ничего не сделал для её поиска. Ладно, спишем на то, что на войне герою было не до того.

А вот за кого я всю книгу переживала, так это за Серпилина. Вот этот человек, на мой взгляд, и есть пример замечательного человека, того, кого будут помнить не за награды (не только за них), но прежде всего за его поступки. Про таких обычно говорят – строгий, но справедливый. Если честно, то я никому бы не пожелала того, что выпало на его долю. Хоронить близких людей, остаться одному и, тем не менее, не утратить заботу о других людях. Многие бы забыли, кто для них, что сделал по ходу войны, а Серпилин помнил поступки каждого, искал информацию о людях, которые были с ним в том или ином месте. Того же Синцова он всегда опекал и оберегал. Он был всем для всех, но на себя ему ничего не оставалось. Когда уходят такие люди, в глубине души образуется пустота. И моё чувство в конце, оно было таким же, как и у оставшихся бойцов, ощущение утраты, снова, то чувство, которое я бы хотела куда-то спрятать. Оно не мрачное и гнетущее, а как раз наоборот, светлое и побуждающее, чтобы жить несмотря ни на что, расправить плечи и двигаться дальше. И вот если бы не было этой линии с этим человеком, то книга была бы скучна и даже нелепа. А так, спасибо автору за ЖИВОГО и НАСТОЯЩЕГО персонажа, именно такие люди оставляют значимый след и это правильно.

Прочитано в рамках "Борцы с Долгостроем"

Flight-of-fancy написал(а) рецензию на книгу
Оценка:

Не зря я год за этими книгами в печатном варианте охотилась, ай не зря! Несостыковка, правда, между желаемым и реальным снова получилась – я-то думала, что книги эти о войне. Но, удивительное дело, войны в этих книгах-то и нет. Точнее, я не совсем правильно выразилась: война есть, ее горечью буквально каждое предложение пропитано насквозь. Но книга не о войне как таковой, а о людях на войне. Самых разных людях: вот обычные солдаты, вот комбаты и политработники, вот генералы и командующие фронтом, вот тыловые военнослужащие, вот полевые медсестры, хирурги, вот партизаны, а вот и настоящие тыловики – работники фабрик и заводов, жены, сестры, матери. Кто-то плохой, кто-то хороший. Самое замечательное, что «плохой-хороший» не прописано в черно-белом свете: Константин Симонов дает «оправдательное слово» почти всем героям - ненадолго переключает повествование на историю этого «плохого» человека, показывает ситуацию его глазами, при этом рисуя героя с разных ракурсов, показывает его действия в разных ситуациях. И вот уже ты его и понимаешь, и принимаешь, и сочувствуешь. И никаким он не плохим оказывается, а самым обычным. Но при этом таким живым, что иной раз удивляешься, как же это еще человек не сошел со страниц книги к тебе в комнату.

И вот эта живость – самое главное и самое лучшее, что есть в этих романах. Через нее чувствуешь горечь поражений и потерь и радость побед и встреч с теми, кого, казалось бы, уже похоронил, как свои собственные. Даже не так: ты сам становишься частью книги. Это ты, а не герои, в 41-ом отступаешь от границы, в полном хаосе и раздрае, раздираемый беспокойством за оставшихся по ту сторону родных, неопределенностью, суетливостью и бестолковостью, бессильный понять, где твоя часть, кто командир и что вообще происходит. Это ты бродишь по ощетинивающейся противотанковыми ежами полупустой Москве, и это ты снова отправляешься в действующую армию, чтобы остановить наступление фашистов на подступах к столице. Это ты отчаянно сражаешься за каждый километр с немцами под Сталинградом, это ты их окружаешь и зажимаешь в тиски, это ты освобождаешь лагерь с военнопленными, бессильный сдержать слезы и ненависть к врагу, глядя на изможденных, еле живых людей. Это ты освобождаешь Белоруссию, беря в плен сотни противников. Это ты, а не герои романа (они-то умеют себя в руках держать), рыдаешь в голос над погибшим Серпилиным, с которым, кажется, не только войну прошел, но и с самого детства был знаком, настолько он близок тебе стал за время чтения. И уж точно ты, а не кто-то иной, мучаешься неопределенностью после открытого финала книги: знаешь, что все будет хорошо, но будут ли живы именно эти люди, ставшие твоими боевыми товарищами?

Я не составляю рейтинги самых-самых книг о каком-либо событии, а в вопросе лучшей книги о Великой Отечественной мое мнение уж точно не авторитетно – не так уж много книг я пока что о ней прочитала. Но если рейтинг, составленный серьёзными дядечками из какого-нибудь министерства, все же существует, я буду сильно удивлена, если эта трилогия не вошла в тройку лидеров.

admin добавил цитату 1 год назад
Образованный человек тем и отличается от необразованного, что продолжает считать своё образование незаконченным.
admin добавил цитату 1 год назад
То, что у войны непременно будет последний день, запланировано обеими сторонами с её первого дня.
admin добавил цитату 1 год назад
- А разве это бывает, чтобы человек слишком много читал? - Он, сняв очки, посмотрел на нее. - Чтобы слишком мало человек читал - сталкивался. А чтобы слишком много... Не понял вас. Видимо, чего-то недодумываю.
admin добавил цитату 1 год назад
Бывают мысли, которые, как какой-нибудь секретный документ, хочется поскорей сжечь. Чтобы от них и следов не осталось.
admin добавил цитату 1 год назад
На одной такой, темно-серой, примоченной брызнувшим под вечер дождем дощечке, где похоронены не сегодняшние, а еще вчерашние, – среди одиннадцати имен были не только русские, и украинские, и белорусские – как всегда и всюду, – но тут же и казахская, и какая-то похожая на иностранную, наверно, эстонская, фамилия, и кавказская – Джатиев, – может, осетин, а может, чеченец. И все на одной и той же доске, против одного и того же разбитого пулеметного гнезда.