Александр Бек - Волоколамское шоссе

Волоколамское шоссе

4.7
Год выхода: 2015
23 часа 39 минут
Чтобы добавить аудиокнигу в свою библиотеку либо оставить отзыв, нужно сначала войти на сайт.

Роман «Волоколамское шоссе» является наиболее известным и значимым произведением замечательного русского писателя-фронтовика Александра Бека. Этой повестью о героических защитниках Москвы зачитывались в тылу, она была в полевых сумках бойцов на фронте. О книге во Франции писали как о шедевре, в Италии — как о самом выдающемся в русской литературе произведении о войне, а в Финляндии ее изучали в Военной академии.

Лучшая рецензияпоказать все
Da_Ronin написал(а) рецензию на книгу
Оценка:

45 татуировок Баурджана Момыш-Улы – главного героя повести, командира батальона, панфиловца.

1. Самое сложное в армии - это умение подчиняться.
2. Беречь солдата в учении - значит не беречь его в бою.
3. Важно стремиться к искусству в том, что делаешь.
4. Твоя обязанность – думать, постоянно.
5. Поставь себя на место противника.
6. Наказывай подчиненного за дерзость в твою сторону, сразу, при всех.
7. Жестоко карай дезертиров. Трусость не лечится.
8. Ты должен быть везде, на каждом фланге одновременно, должен быстро передвигаться и всё видеть, даже то, что происходит за тем холмом.
9. Не бойся смелых решений, ошарашь противника, сломай его психологически.
10. Предоставляй второй шанс только тем бойцам, кто этого достоин. А кто достоин, решай сам.
11. Бери ответственность на себя, будь крайним.
12. Воспитывай в солдатах грамотность и дисциплину.
13. Конструктивно воспринимай критику руководства, перенимай полезное.
14. Нет своячеству и землячеству. Цени бойцов только за профессиональные навыки и качества.
15. Лучшая проверка солдата – боем.
16. Делегируй задачи. Ты не должен стрелять из пушки, ты должен руководить, мыслить стратегически, для остального у тебя есть «ротные», «комвзводы» и т.д.
17. Самая большая ошибка – это недооценённость врага.
18. Ты воюешь, чтобы жить, а не умирать.
19. Будь честен с самим собой, с солдатом, с врагом.
20. Ты сражаешься за время. Вымотай соперника, води, путай, тяни время.
21. Великая тайна боя - «удар по психике».
22. Рискуй, если риск с расчётом.
23. Пожертвуй десятью солдатами, ради сотни спасённых.
24. Ночь и лес твои друзья. Немец воюет с комфортом.
25. Бойцы копируют командира. Хочешь честности от бойцов, будь сам честен. Хочешь смелости – будь смел…
26. Сохраняй выдержку и разум.
27. Заставь воевать за себя каждую кочку, каждое дерево…
28. Кажущийся беспорядок - это новый порядок.
29. Не спать, когда нужен батальону, а нужен всегда…
30. Честь сильнее смерти.
31. Прощеного не поминать. Если отпустил ситуацию, то никогда к ней не возвращайся.
32. Отступление это не бегство, это один из самых сложных видов боя.
33. Женщине не место в мужском батальоне.
34. Каждый приказ должен быть исполнен.
35. Врага надо видеть в реальности, таким, каков он есть. Враг это не монстр, это человек, которого бьёт пуля.
36. Люби своё оружие.
37. Говори командиру только точную правду, даже если тебя могут отправить под трибунал.
38. Ты равен со своими подчинёнными. Вы делаете общее дело, воюете за одну страну, а ваши дети будут ходить в одну школу.
39. Командир - это бремя, это ответственность.
40. Успех в выполнении задачи напрямую зависит от ясности поставленной цели.
41. Поставил задачу - спроси о её выполнении.
42. Враг страшен до тех пор, пока не попробуешь его крови.
43. Для солдата чрезвычайно важна надежда. Твоя задача вселить её в бойцов, избегая затёртых и избитых слов.
44. Без бойцов твой замысел всего лишь игра мысли. Береги солдата в бою.
45. Помни, тебя в любой момент могут убить.

Концепция "Татуировок" заимствована здесь: 45 татуировок менеджера.

Мы настоятельно рекомендуем вам зарегистрироваться на сайте.
37 слушателей
0 отзывов


Da_Ronin написал(а) рецензию на книгу
Оценка:

45 татуировок Баурджана Момыш-Улы – главного героя повести, командира батальона, панфиловца.

1. Самое сложное в армии - это умение подчиняться.
2. Беречь солдата в учении - значит не беречь его в бою.
3. Важно стремиться к искусству в том, что делаешь.
4. Твоя обязанность – думать, постоянно.
5. Поставь себя на место противника.
6. Наказывай подчиненного за дерзость в твою сторону, сразу, при всех.
7. Жестоко карай дезертиров. Трусость не лечится.
8. Ты должен быть везде, на каждом фланге одновременно, должен быстро передвигаться и всё видеть, даже то, что происходит за тем холмом.
9. Не бойся смелых решений, ошарашь противника, сломай его психологически.
10. Предоставляй второй шанс только тем бойцам, кто этого достоин. А кто достоин, решай сам.
11. Бери ответственность на себя, будь крайним.
12. Воспитывай в солдатах грамотность и дисциплину.
13. Конструктивно воспринимай критику руководства, перенимай полезное.
14. Нет своячеству и землячеству. Цени бойцов только за профессиональные навыки и качества.
15. Лучшая проверка солдата – боем.
16. Делегируй задачи. Ты не должен стрелять из пушки, ты должен руководить, мыслить стратегически, для остального у тебя есть «ротные», «комвзводы» и т.д.
17. Самая большая ошибка – это недооценённость врага.
18. Ты воюешь, чтобы жить, а не умирать.
19. Будь честен с самим собой, с солдатом, с врагом.
20. Ты сражаешься за время. Вымотай соперника, води, путай, тяни время.
21. Великая тайна боя - «удар по психике».
22. Рискуй, если риск с расчётом.
23. Пожертвуй десятью солдатами, ради сотни спасённых.
24. Ночь и лес твои друзья. Немец воюет с комфортом.
25. Бойцы копируют командира. Хочешь честности от бойцов, будь сам честен. Хочешь смелости – будь смел…
26. Сохраняй выдержку и разум.
27. Заставь воевать за себя каждую кочку, каждое дерево…
28. Кажущийся беспорядок - это новый порядок.
29. Не спать, когда нужен батальону, а нужен всегда…
30. Честь сильнее смерти.
31. Прощеного не поминать. Если отпустил ситуацию, то никогда к ней не возвращайся.
32. Отступление это не бегство, это один из самых сложных видов боя.
33. Женщине не место в мужском батальоне.
34. Каждый приказ должен быть исполнен.
35. Врага надо видеть в реальности, таким, каков он есть. Враг это не монстр, это человек, которого бьёт пуля.
36. Люби своё оружие.
37. Говори командиру только точную правду, даже если тебя могут отправить под трибунал.
38. Ты равен со своими подчинёнными. Вы делаете общее дело, воюете за одну страну, а ваши дети будут ходить в одну школу.
39. Командир - это бремя, это ответственность.
40. Успех в выполнении задачи напрямую зависит от ясности поставленной цели.
41. Поставил задачу - спроси о её выполнении.
42. Враг страшен до тех пор, пока не попробуешь его крови.
43. Для солдата чрезвычайно важна надежда. Твоя задача вселить её в бойцов, избегая затёртых и избитых слов.
44. Без бойцов твой замысел всего лишь игра мысли. Береги солдата в бою.
45. Помни, тебя в любой момент могут убить.

Концепция "Татуировок" заимствована здесь: 45 татуировок менеджера.

zdalrovjezh написал(а) рецензию на книгу
Оценка:

Волоколамское шоссе - это

повесть про оборону подходов к Москве от немцев в первые месяцы Великой Отечественной войны. Ведется от лица тогда еще старшего лейтенанта Бауржана Момыш-Улы, который служил под командованием легендарного Панфилова.

Повесть о реальных подвигах советской армии, о тактике и стратегии ведения боя, о героизме отдельных солдат, о мотивации приказов высших офицеров была очень-очень-очень необходима в военное время, и за создание таковой взялся военный корреспондент Александр Бек.

Собирал материал он в беседах с бойцами дивизии Панфилова и излагал их очень просто и повседневно, понятно для обычных людей, включал туда быт солдатской жизни, влияние характера и бойцов и командования на их действия и поступки.

Повесть открывает всем давно известную политику советской власти о том, что лучше предпочесть смерть плену, отступлению, трусости, невыполнению приказа, дезертирству. Иначе - все равно смерть от рук своих же.

Так же, что более интересно, повесть раскрывает многонациональность советской армии, и отношения между нациями внутри нее (повесть ведется от лица казаха).

Немного (читай много) критики

Мне, конечно, никогда в жизни не понять ни войны, ни армии, ни #упасибоже армейской философии, но, раз уж я это прочла, то обязана высказаться. Есть статья на лурке, которая говорит, что 95% людей идиоты, но, если все то, о чем говорит автор - правда, то по уровню интеллекта в армии все-таки статистика нарушена, и идиотов там гораздо больше.

1. Да взять даже начало книги, в которой Момыш-Улы просто так расстреливает человека за отступление. Понимаю, война, понимаю, немцы, понимаю, Сталин, но, умоляю, скажите, кто в здравом уме посчитает, что расстрел бойца руками его товарищей добавит боевого духа армии? Допустим, расстрел так называемого "труса" можно как-то с натяжкой оправдать, но далее в повествовании Момыш-Улы ЛИЧНО совершает кучу точно таких же ошибок (как например, попытка массового отравления, многочисленные неподчинения приказам и т д. ), за которые точно полагается расстрел без трибунала. Так почему же Момыш-Улы еще жив? Где справедливость? Почему читателя кормят рассказами о процветании идиотизма и мракобесия из-за которого тьма людей погибла просто так, ради красного словца?

2. Половину объема книги занимают мотивационные высокопарные снобские чрезвычайно пафосные речи о родине, немцах, о россеюшке и т.д. Что это за такой вид искусства - произносить мозгопромывательные речи с целью послать молодых ребят на смерть? Об этом ли с гордостью писать книгу? Вообще, книга чуть больше чем полностью состоит из мудрых (читай очевидных) нравоучений и лаифхаков мудрого (читай жаждущего самоутвердиться) командира адресованных глупым (читай отставших в развитии даже от обезьян) непослушным и ничего не понимающим солдатам и нижестоящим офицерам. А в конце каждого мудрого нравоучения все солдаты все понимают и становятся послушными и немножечко даже продвигаются в своем развитии #ураура.

3. Конечно же Момыш-Улы считает носителей вагин недочеловеками (Здесь, пожалуйста, тапки в студию!). И вместо того, чтобы просто согласиться помочь военному врачу Варваре и забыть, он считает своим долгом сделать внушение и Варваре и читателям, что Варвара не имеет права сосуществовать с дивизией исключительно из-за своего женского (фу!) пола. Продолжение истории в том, что Варвара и ее коллега - майор (по званию выше старлея Момыш-Улы) по приказу начальства прививают солдатов Момыш-Улы от тифа, а он вместо того, чтобы просто согласиться уменьшить вероятность вымирания своих подчиненных, нарушает субординацию и выгоняет старшего по званию офицера, опять же, только в виду ее женского (фу!) пола.

Ох, нельзя мне читать такие книги, слишком уж баттхерт невыносим.

P.S. и везде же эти скрепы пихают #кудаотнихдетьсято

Tarakosha написал(а) рецензию на книгу
Оценка:

Чтобы не впасть в излишнюю патетику, рассказывая об очередной книге о Великой отечественной войне из своего списка прочитанного, ограничусь парой-тройкой фраз о том, чем запомнилось данное произведение и почему его стоит прочесть.

В первую очередь роман интересен запоминающимся образом генерала-майора Панфилова И. В. , под чьим командованием советские войска осенью 1941 года остановили наступление двух танковых и одной пехотной дивизии вермахта на Волоколамском направлении.
Его отношение к солдату, методы ведения военных действий во многом отличались от принятых тогда в умах многих, прежде всего тем, что побеждать надо умом, качеством, а не количеством. Схожие мысли высказывал один из главных героев знаменитой трилогии К. Симонова , но уже гораздо позднее, анализируя печальный опыт первого года войны. А тут, возможно, благодаря именно такому руководству и удалось нанести первый урон врагу и зародить в душах советских людей ростки надежды на Победу...

В центре повествования - один из батальонов, находящихся под непосредственным руководством Панфилова, который возглавляет Баурджан Момыш-Улы, казах, как и многие в его подчинении. Не имея военного опыта, ему приходится на месте и в срочном порядке учиться не только принимать молниеносные решения, от которых зависит жизнь и смерть вверенных ему людей, но и стремиться собственным примером доказывать правоту своих слов, способствовать поднятию боевого духа, сохранению воинской чести и приумножению силы и славы русского оружия. И как хорошо, когда есть такой пример, как командир дивизии, генерал, который не давит своими знанием и опытом, а стремится передать их тебе, заставить и тебя думать, прежде чем действовать.

Пожалуй, единственно, чего мне не хватило в книге -это какой-то теплоты и человечности что ли между людьми. Порой роман становился сухим перечислением военных действий. Возможно, так и надо, иначе можно скатиться в романтизированное повествование, где выстраданный подвиг будет смотреться обыденно. Из этого ряда выбивается опять-же Панфилов, чей образ стал безусловным плюсом всего романа в плеяде военных книг.

В любом случае, книга, сотканная из мужества, первых неудач, преодоления собственного и чужого страха смерти, неуверенности в собственных силах, воли к Победе несмотря ни на что, стоит прочтения.

Feuervogel написал(а) рецензию на книгу
Оценка:

Волоколамское шоссе.

Последние лет десять я пребывала в твердой уверенности, что военную и околовоенную литературу я хоть и уважаю, но совершенно не люблю. Соответственно, читать подобные книги я не то чтобы избегала, но уверенно сторонилась. А когда посторониться не получалось, то, крепя сердце и скрипя зубами, я получала очередное подтверждение. Кто бы мне сказал, что книгу о войне я буду читать взахлеб, с восторгом, упиваясь каждой главой – удивилась бы я, конечно... Хотя, пожалуй, не так сильно, как я удивляюсь сейчас, сидя практически в День Победы в небольшой деревеньке в нескольких километрах от Волоколамска, и оказавшись здесь и сейчас абсолютно случайно и непреднамеренно – фактически точно на месте действия совершенно прекрасной книги Александра Бека. Знамения судьбы, как говорится, рядом; всё правильно, все идет по плану.

Сюжет книги, в общем-то, совершенно незамысловат – мы слышим записанную военным журналистом со слов командира батальона историю одного из батальонов (примерно 800-400 чел), сражавшегося осенью 41-го на подступах к Москве. Но что потрясающе, книга действительно очень честная, минимум политизированности и пропаганды, максимум человеческих метаний и решений, минимум идеализации и признание ошибок – как своих, так и командующих Красной Армией вообще. Минимум ненужного пафоса и максимум фактов о фронтовых обстоятельствах того времени.

Вы можете себе представить, как себя будет чувствовать и вести человек, который родился и вырос ну, например, в степях Казахстана, всю жизнь объезжал коней да гонял коз с овцами на выпас, и вдруг оказался в тысячах километров от родной деревни, и должен копать и укреплять окоп, потому что со дня на день неведомый враг выйдет из леса напротив, чтобы стрелять, убивать и захватывать? Как сделать так, чтобы несколько сотен таких вот людей, собранных в батальон, действительно превратились из пугливой толпы, готовой к бегству при малейшем вскрике "немцы!", в боеспособное воинское соединение? Какие слова и действия должен найти командир батальона, какой пример показать?
Многие действия и решения Баурджана, собственно, комбата описываемого в книге батальона, выступающего в "Волоколамском Шоссе" главным рассказчиком, кажутся на первый взгляд нелогичными, очень часто чрезмерно жесткими. Казалось бы, ну как можно предать казни человека, который лишь раз оступился, испугался, запутался, не привык? Неужели из-за секундой слабости хороший боец мигом превращается во врага и предателя? Зачем изматывать людей многочасовыми маршами и наказывать за малейшую провинность? Да, в реалиях мирного времени все это никогда не уложится, а на войне жалеть – значит не жалеть. Великое Суворовское "тяжело в учении – легко в бою" показало себя в книге во всей красе, за тем, правда, исключением, что особо легко в бою никогда не бывает. И глава за главой, наблюдая за постоянными размышлениями комбата, над тем, как он искал выходы из неблагоприятнейших обстоятельств, как пытался предугадать мысли противника, чтобы этим как можно меньше подвернуть свой батальон риску гибели, я глава за главой и раз за разом соглашалась с Баурджаном, принимала его решения и методы как действительно верные.

Удивительным образом книга проникает в самую суть армейской дисциплины и раскрывает, отображает её читателю. Поразительно, насколько, оказывается, эта вымуштрованность, рефлективное послушание солдат своим командирам в бою оказывается необходимым условием для успешности действий, насколько это может быть спасительным звеном для выживания подразделения вообще! При этом в книге речь постоянно заходит о том, насколько важен каждый отдельный боец, насколько нужно беречь людей. Бек описывает составляющие той гармонии между командующим и войском, которым наша армия в 1941м году лихорадочно и поспешно училась, на собственных, увы, ошибках.

С исторической точки зрения в "Волоколамском шоссе" затрагивается крайне интересный и печальный момент Великой Отечественной войны – наша главная ошибка 41-го года, наш коммунистический пафос "ни шагу назад!", стоивший Красной Армии многих десятков и сотен тысяч жизней, которые можно было бы не растратить столь бездарно. Право на контратаку нужно заслужить в обороне, а плоха та оборона, где невозможно отступить на заранее подготовленные позиции, с тем чтобы снова и снова встречать подходящего врага во всеоружии, обескровливать его и изматывать. Вместо этого бессчетное количество наших бойцов в первые месяцы войны сгинуло хоть и героически, но ужасно бездарно. И виной тому именно пафос "не отступать", а так же и то, что отступлению войска еще нужно научить, дисциплинировать их до той степени, чтобы каждое отступление не рисковало превратиться в паническое и неорганизованное бегство. Всё это прекрасно понимал светлая голова генерал Панфилов, и именно этому он изо всех сил учил командиров подчиненных ему батальонов, не смотря на непонимание и неодобрение командования свыше. Учил, что главная работа командира - думать, думать и думать, и что не должно быть каких-то шор или принципов, которые играют на руку противнику, а не собственной победе. Именно благодаря Панфиловской стратегии, когда наши батальоны встречали врага, заставляли развернуть соединение в боевой порядок и принять бой (а это, господа, при всей даже немецкой поспешности из транспортного в боевой с часик-другой будет), а затем отступали совсем немного, заставляя немцев мучительно терять время, сворачиваться, а затем разворачиваться и так раз за разом – именно благодаря этому Москва получила такое драгоценное время, когда наконец-то была проведена мобилизация вплоть до дальнего востока и на фронт прибыли новые свежие части. В это же время немцы это драгоценное время потеряли, увязли, вымотались, попали в холода, не смогли исполнить свою молниеносную войну.
Книга на примере лишь одного резервного Панфиловского батальона рассказывает удивительно о многом, и еще столько же говорит не прямым текстом, а весьма понятными, наводящими на мысли намеками. Она хоть и полна войной, но не той, которая стрельба, беготня и крики, а именно внутренней структурой, идеями, взаимосвязями, тем, _как_ и _ почему_, стратегией и тактикой, причем после прочтения книги эти слова перестают быть маловнятными терминами.

Удивительно, но мне на глаза ни разу за книгу не пытались навернуться слезы, хотя достаточно невеселых событий в книге хватает. Но она пронизана какой-то такой твердостью духа, таким сдержанным, сконцентрированным мужеством, что не остается места для слез - остается вера в то, что ни одна жертва в итоге не напрасна. И остается глубокое, неподдельное уважение и искренняя гордость за силу духа тех людей, что шли и отстаивали право нашей страны на существование.

Ну и не могу оставить без внимания его Величество Русский Язык, а именно - советский слог и манеру письма. Уж кому что, а меня, честно говоря, повергает в умиление, как мастерски авторы тех времен выворачивались в описаниях ругательств и тому подобного! Уже одного "Заев сказал то-то и злобно выругался" мне и моему воображению более чем хватает, чтобы домыслить весь двадцатипяти-этажный посыл, соответствующий ситуации. А книжку при этом можно детям давать! Лапота. Нравится. И еще нравится, что штампованных выражений в книге практически нет, и даже сам герой не раз пытается избежать затертых фраз в обращениях к своим бойцам, ища чистые и искренние слова в глубине собственного сердца - чтобы быть действительно услышанным. И не только герою, но и автору это вполне удалось.

Выхухолям - Ура-Ура-Ура!!!
Организаторам ДП - Слава!
Служу ЛайвЛибу!)))

metaloleg написал(а) рецензию на книгу
Оценка:

"... и внуки и правнуки назовут нас храбрыми людьми..."

У Клаузевица есть гениальная цитата: "На войне все очень просто. Но самое простое оказывается наиболее сложным", которую весьма уместно было бы сделать эпиграфом этого художественного произведения. Я перечитал Волоколамское шоссе спустя много лет с момента первого знакомства с книгой, кажется еще в школе. Даже тот потрепанный томик, что лежит у меня на столе, выпущен в 1985 году в рамках серии "Школьная библиотека", но все же это не совсем детская книга, я вот вряд ли смог бы переварить в подростковом возрасте заложенные в ней мысли. Но сейчас, свыше двадцати лет спустя я хочу больше коснуться исторического контекста повести.

Несомненно, труд Александра Альфредовича Бека был очень на злобу дня именно как художественное отображение боевого опыта 1941-42 годов, и оставался актуальным и в оставшиеся годы ВОВ, и по сей день. Речь идет об "окруженбоязни", которая исходя из горького опыта начала войны, была постоянным спутником терпящих поражение частей Красной Армии. В целом, вся книга и состоит из этого - действия отдельного батальона в отрыве от основных сил дивизии Панфилова, как вели бои и выходили из вражеского кольца. И разбросанные там и там рецепты борьбы с этой заразой, вложенные в уста и генерала, и главного героя (Бауыржан Момыш-Улы на раскрашенной в наше время фотографии прилагается) универсальны в любых ситуациях. Даже в 1943-45 годах в окружения попадали и наши отдельные подразделения, и целые корпуса. Еще книга была своеобразным учебником для недавно ставших младшими командирами людей мирных профессий - кадровый офицерский корпус стремительно пожирала война, а трехмесячные лейтенантские курсы многому не научат бывшего студента или просто человека с 9-классным образованием, кстати, про это вкратце сказано в финале книги. И "Волоколамское шоссе" еще раз учит нескольким простым истинам: о первостепенности воинской дисциплины, о требовании для командиров думать за себя и за противника, ставить себя на его место и предугадывать его действия, но не обольщаться, что он будет постоянно попадаться на одну и ту же уловку. И наоборот, "Петле Панфилова или Спирали Момыш-Улы" как тактическим приемам, уделено много разговоров, но сравнительно мало прямо описывающих страниц книги. Это когда силы боевых подразделений рассредоточивались в нескольких важных точках, а не бросались на противника целиком и перекрывали важнейшие направления своим огнем, не боясь рассечения сплошных боевых порядков. Или же когда в оборонительных действиях, по словам главного героя: "Спиралью я это называю потому, что все бои Панфиловской дивизии под Москвой характерны тем, что она перерезала путь, отскакивала в сторону и увлекала за собой противника, отводила его километров на 10, потом рывком снова становилась на его пути, снова уходила. Такими маневрами силы противника распыляются, наши части снова выходят на большак. Это, в настоящем смысле слова, изматывание противника давало выигрыш во времени". С точки зрения образования младших командиров - это скорее умозрительный пример в копилку военного опыта, как можно действовать в условиях маневренного отступления, но не обязательный к применению всегда и везде, а зависящий от множества других факторов. Более того, сам подобный опыт в боях за Волоколамск в октябре 41-го не прослеживается, в том числе в отчетах вышестоящих начальников. Бои шли вдоль дороги, с которой панфиловцев сбивали, они и правда отходили километров на десять и их снова сбивали. Но на стороне красноармейцев было узкое дефиле с которого немцы сойти не могли, и окончательно сбить упрямых казахстанцев - тоже. Когда немцы наконец полностью развернулись под Волоколамском, они быстро вынесли 316-ю стрелковую дивизию из города, но их дальнейшее наступление остановилось скорее из-за совокупности потерь, логистики и погодных условий, а не петель и спиралей. Главная заслуга Панфилова - в том, что он не терял руководства своей дивизией в условиях даже проигрышных боев, что в то время было общей бедой, и этому же учил своих командиров. Точно также не прослеживается особая тактика при отражении ноябрьского наступления немцев, уже после смерти генерала на поле боя.

В итоге у нас получается, что писатель остается прежде всего профессионалом в области нематериального: передачи характера главного героя и вложенным в его уста мыслей о долге, Родине, воинской дисциплине и прочих подобных вещах, для которых и существуют "инженеры человеческих душ". Когда же речь заходит о каких-то тактических приемах, то тут можно только посетовать, что первую версию своей повести писатель забыл в электричке и восстанавливал написанное по памяти, из-за чего Момыш-Улы был недоволен результатом, видимо, потому, что изначально документальное описание боев панфиловцев утратило резкость. Но вот в том, что Бауыржан был весьма суровым командиром и по книге и в жизни, у меня сомнений нет, ознакомьтесь с документом под катом.



Командиру 8 гксд
Доношу, что за проявление трусости, самоотстранения от руководства подразделением, за угрозу оружием комиссару противотанковой батареи мл. политруку Широкову, предотвратившему панику, за неоказание помощи и не организацию выноса раненого командира с поля боя, во время ожесточенного боя за деревню Соколово, мною 28.11.41 г расстреляны перед строем батальона командир взвода пульроты лейтенант Бычков и замполитрука этой же роты Юбишев (Ютишев?).

Командир полка ст лейтенант Момыш-Улы
Комиссар полка бат.комиссар Логвиненко
Начальник штаба - капитан Демидович

admin добавил цитату 1 год назад
Вы не знаете, как дерутся, борются два чувства: страх и совесть. Самые свирепые звери не способны так жестоко бороться, как эти два чувства. Вам известна совесть труженика, совесть мужа, но вы не знаете совести солдата.
admin добавил цитату 1 год назад
Тяжело быть командиром невеселой армии.
admin добавил цитату 1 год назад
— Рабочая грязь не грязная.
admin добавил цитату 1 год назад
Существует множество лиц, которые кажутся вылепленными — иногда любовно, тщательно, иногда — как говорится — тяп да ляп.
admin добавил цитату 1 год назад
не только сталь, но и слова, даже самые святые, срабатываются, "пробуксовывают", как шестерня со стершимися зубьями, если ты не дал им свежей нарезки.