3.8
Год выхода: 2016
Читает booblecat
7 часов 49 минут
Чтобы добавить аудиокнигу в свою библиотеку либо оставить отзыв, нужно сначала войти на сайт.

Россию девяностых вынесло в помойную яму, где её тело мигом облепили стаи духовных практик мгновенного приготовления: гороскопы, хиромантия, лозоходство, йога, рерихи, буддизм. По странному стечению обстоятельств в фокусе всех ложных смыслов оказывается покойный Борис Леонидович Пастернак. Идёт война. Война духа со смертью. Война истинных смыслов с карамельно-воцерковлённой духовностью. Это горячая война. Она ведётся живыми людьми и реальным оружием. Несмотря на то, что в своё время роман получил ярлык «антипастернаковского», собственно антипастернаковского в нём не больше, чем в орфографическом словаре. ВИДЕОПРЕВЬЮ которое обманет вас по сути, но обрадует филологов

Лучшая рецензияпоказать все
Manowar76 написал(а) рецензию на книгу
Оценка:

Почему решил прочитать: будучи под впечатлением от "Мультиков", решил, не откладывая в долгий ящик, прочитать дебютный роман Елизарова. Тем более, у романа такая завлекательная аннотация
В итоге: чистый восторг! Больше всего обидно, что не прочёл "Pasternak" в 2003-м. С одной стороны было не до книг - новая работа, новые отношения. С другой стороны, начало двухтысячных было временем книжных серий. Всё, что не входило в собираемые серии, не глядя отметалось. А экспертных рекомендательных ресурсов ещё не было. Конечно, мы все на Книжном рынке обменивались впечатлениями от прочитанных книг, но про "Pasternak" никто не рассказал.
Всё как я люблю - мистика, эзотерика, тайные общества, борцы с нечистью. Чем-то похоже на криминальный перестроечный боевик, чем-то на "Ведьмака", чем-то на "От заката до рассвета" Тарантино и Родригеса.
Согласно автору - всё от лукавого, кроме славянского язычества и, с другой стороны, базового православия.
И вот два героя, языческий охотник на нечисть и православный поп, убивающий сектантов, оба с колоритными помощниками, объединяются для финального сражения с демоном духовности Пастером Наком.
В ткань повествования изящно вплетены два рассказа, которые я читал до этого - "Красная плёнка" и матерный "Стать отцом".
Кульминация открытая, финал мрачно-жуткий.
Можно представить, что герои романа всё-таки символически победили всю эту мутную волну коммерческой эзотерики и невменяемого сектантства. Не зря, примерно в это время и начал сходить на нет интерес ко всей этой мистической экзотике.
Как пишут – в 2003-м году в русской литературе было два главных романа: "ДПП(НН)" Пелевина и "Pasternak" Елизарова.
Стоит отметить, что в "Библиотекаре" Елизаров фактически исполнил трюк по повторному вхождению в ту же реку - тот же кровавый трэш, та же литературоцентричность, тот же эзотерично-конспирологический налёт.
10(ПОТРЯСАЮЩЕ)

Доступ к аудиокниге заблокирован по запросу правообладателя.
0 слушателей
0 отзывов


Manowar76 написал(а) рецензию на книгу
Оценка:

Почему решил прочитать: будучи под впечатлением от "Мультиков", решил, не откладывая в долгий ящик, прочитать дебютный роман Елизарова. Тем более, у романа такая завлекательная аннотация
В итоге: чистый восторг! Больше всего обидно, что не прочёл "Pasternak" в 2003-м. С одной стороны было не до книг - новая работа, новые отношения. С другой стороны, начало двухтысячных было временем книжных серий. Всё, что не входило в собираемые серии, не глядя отметалось. А экспертных рекомендательных ресурсов ещё не было. Конечно, мы все на Книжном рынке обменивались впечатлениями от прочитанных книг, но про "Pasternak" никто не рассказал.
Всё как я люблю - мистика, эзотерика, тайные общества, борцы с нечистью. Чем-то похоже на криминальный перестроечный боевик, чем-то на "Ведьмака", чем-то на "От заката до рассвета" Тарантино и Родригеса.
Согласно автору - всё от лукавого, кроме славянского язычества и, с другой стороны, базового православия.
И вот два героя, языческий охотник на нечисть и православный поп, убивающий сектантов, оба с колоритными помощниками, объединяются для финального сражения с демоном духовности Пастером Наком.
В ткань повествования изящно вплетены два рассказа, которые я читал до этого - "Красная плёнка" и матерный "Стать отцом".
Кульминация открытая, финал мрачно-жуткий.
Можно представить, что герои романа всё-таки символически победили всю эту мутную волну коммерческой эзотерики и невменяемого сектантства. Не зря, примерно в это время и начал сходить на нет интерес ко всей этой мистической экзотике.
Как пишут – в 2003-м году в русской литературе было два главных романа: "ДПП(НН)" Пелевина и "Pasternak" Елизарова.
Стоит отметить, что в "Библиотекаре" Елизаров фактически исполнил трюк по повторному вхождению в ту же реку - тот же кровавый трэш, та же литературоцентричность, тот же эзотерично-конспирологический налёт.
10(ПОТРЯСАЮЩЕ)

Zatv написал(а) рецензию на книгу
Оценка:

И вечный бой...

На раннее творчество Михаила Елизарова сильно влияло литературное окружение. И если в «Библиотекаре» прослеживаются аллюзии на «Сердца четырех» Владимира Сорокина, то «Pasternak», изданный в 2003 году, явно перекликается с «[Голово]ломкой» Гарроса-Евдокимова (2002) и «Пиром» того же Сорокина (2000).
Причем, Елизаров умеет мастерски перерабатывать модернистские изыски своих предшественников в нечто вполне читабельное и сюжетное (и, как следствие, не обделенное литературными премиями).

Идея романа лежала, в общем-то, на поверхности. Если существуют толстовцы – последователи идей Л.Н.Толстого, то почему бы не возникнуть живаговцам – выбравшим своей иконой творчество Б.Пастернака. Точнее, христианскую линию его религиозных стихов. Живаговцы даже издали их в качестве предисловий к соответствующим главам Евангелий.
Однако, ближе к концу романа Pasternak становится реинкарнацией некого всемирного зла, проводящего свои идеи уже через все разросшиеся после «перестройки» в России многочисленные секты и религии.
Но не бывает действия без противодействия, и, естественно, всему этому «чуждому русскому духу» засилью начинает противостоять истинное учение (вкупе с истинным русским матом), представленное в романе священником Сергеем Цыбашевым и Василием Льновым. Именно они стоят в авангарде борьбы со всей идеологической нечистью. Хотя, если Цыбашев защищает первородное православие, еще сохраненное катакомбной церковью, то Льнов, скорее, руководствуется языческими идеалами, перенятыми от деда.
***
Однако, кровавое противостояние, больше напоминающее шутер, не затмевает глубину проработки описываемых событий.
Сергей Калугин (лидер «Оргии праведников»), будучи членом жюри одной литературной премии, написал в своем эссе по работам финалистов:
«Многие авторы дают точные, хлесткие зарисовки, этакие срезы реальности. Но им не хватает магии, не хватает вечности текущей сквозь мгновение. Ты читаешь и думаешь: «Верно!». То есть это такие репортажи, фотоснимки. Для того, чтобы Вечность проявилась, нужен бэкграунд. Как у Толкиена, нужно придумать 45 языков и гигантский эпос, и лишь часть показать во «Властелине Колец», нужно, чтобы за произведением сквозило что-то гигантское - тогда оно будет завораживать. А если автор полностью адекватен, равновелик своему произведению - то волшебства не будет.»
У Елизарова эти «магия и волшебство» видны невооруженным взглядом. Я, например, был поражен, насколько он хорошо знает язычество. Хотя, справедливости ради, отмечу, что описания сект мормонов, баптистов, иеговистов и прочих несколько грешат утрированностью.

Главное, на мой взгляд, в романе – это метаморфозы обыденного сознания, лишенного внешней опоры. И многочисленные мессии и секты местечкового масштаба, возникшие на рубеже 90-х – наглядное тому подтверждение. Елизаров, как бы, спроецировал времена Христа на наше время, наглядно показав, что такие переломы рождают либо Пророков, либо великих Злодеев.

Вся эта идеологическая подоплека, впрочем, не мешает наслаждаться романом как литературным текстом высочайшей пробы. Образным, метафорическим, экспрессивным языком, захватывающим с первых страниц и не отпускающим до последнего абзаца.

Вердикт. Для любителей современной русской литературы.

emotivnaya написал(а) рецензию на книгу
Оценка:

"Интересуйтесь, друзья, своими современниками!" - писала я недавно в контексте деканденствующей понапрасну нашей молодежи, с готовностью признающей, что мол "не осталось на земле русской современных, молодых писателей".
Я, как последовательный агностик, сначала пробую на вкус, а затем уж выдаю суждения (в границах личной компетенции, разумеется)) Так вот, господа. Ложь и блажь эти упаднические заявления хипстеров, читавших разве что "Солнце русской поэзии" (ни в коем разе не принижаю), после поленившихся вообще вникнуть в современный русский контекст, сразу накинувшись на всяких попсовых западных авторов, у которых началось помешательство на какой-то, мать её, шамбале, карме (опять-таки, миную моего любимого Пелевина. Ему можно всё :)) и иже с ними.
Вот как раз об острой нехватке связи со своими корнями, об аппетитах светской и претенциозной белоручки-поэзии (например) на духовность и величие религиозных масштабов и написал Миша Елизаров. Прекрасный, волевой, мужественный молодой человек. К его политическим взглядам и музыкальной деятельности можно относиться как угодно. Но я всегда прислушаюсь к мнению пассионарного русского, потому что лично я связана с этой землей, и даже сама не могу объяснить, как так вышло. Но все, кто чувствует так же, мне становятся близки.
Михаил Елизаров же - на редкость, не по годам одаренный человек с широчайшим кругозором и личным, жизненным опытом-материалом. Его проза, как я однажды писала знакомой, чуть ли не заявка на звание классика - ну что ж, Елизаров уже получил некогда "Русский букер" за роман "Библиотекарь" - уже стоит в списке "прочесть".
Это, прежде всего, язык. Сочный, живой, звучный, многоплановый, без цензуры.
Это доскональное знание предмета, это полет аналитического размаха. К примеру, в "Пастернаке" Михаил лихо разложил по полочкам разнообразные языческие-экзотическо-эзотерические поверья, бытующие в народе нынешней России, которые намешались на пласты наложенных друг на друга язычества и христианства, дав странную и местами грязную палитру немыслимых и диких сочетаний.
В жизни ведь просто диву даешься: КАК у людей одновременно умещаются самые адские гностические принципы, и при этом им не разрывает голову на куски. А главные герои романа, недолго думая, берут в руки гранаты и секиры с топорами, и идут мочить самую настоящую нечисть, влекомую демоном поэзии серебряного века...))
Елизаров ироничен и самоироничен, Елизаров умён, Елизаров владеет словотворчеством на отлично (что чувствуется в его песнях, надо сходить на его концерт), короче, дас ист зэр гут.
Буду читать еще сборник "Ногти", который, по словам очевидца, до меня читало аж 15 человек - а именно в таком состоянии, по словам поклонников, должна быть книга Елизарова: впитавшая человеческую кровь и пот.)
Книгу читала бумажную - и теперь буду читать только материальные, бумажные, шуршащие, шершавые и перечитанные несчитанное количество раз книги. А данный том был любезно подписан самим автором, что придало моему чтению особый шик и помпезность))

goramyshz написал(а) рецензию на книгу
Оценка:

Тарантиновое чтиво по-русски
Так же как и большинство авторов предыдущих рецензий на эту книгу, я читал "Библиотекаря" и так же считаю его почти шедевром. Здесь мы наблюдаем явные подходы к последующему написанию шедевра, своего рода черновик. Особенно напоминает первую часть, в которой Елизаров, может быть даже, излишне подробно описывает лихие биографии удалых бойцов-библиотекарей. Если там все это описалово выглядело довольно густо, то тут местами было даже весьма пусто. Мату здесь тоже явный перебор. Прямо чувствуется как автору самому нравится разговаривать с матерными словами. В Библиотекаре он тоже конечно есть, но не занимает такое большое количество строк. Концовка выглядела бы лучше без эпилога, который просто бред сивой кобылы. В общем и целом, еще по библиотекарю я для себя решил что пожалуй автор тов. Елизаров мог бы вполне стать вдохновителем Квентина Тарантино. Если "Библиотекарь" это "Криминальное чтиво", то "Pasternak" - "Убить Билла", сразу вторая часть. Правда, почему-то мне кажется, это Тарантино стал вдохновителем Елизарова, по-крайней мере, одним из.

daos написал(а) рецензию на книгу
Оценка:

Прекрасная книга. Пожалуй, самая яркая и глубокая у Елизарова. Писатель проделал немалую работу для того, чтобы жонглировать религиозными, оккультными и мистическими терминами, строить псевдоинтеллектуальные диалоги. Сюжет смутно напомнил "Маятник Фуко".

admin добавил цитату 1 год назад
Был показательный эпизод из воспоминаний Юрия Олеши. Он предлагал Маяковскому купить рифму: «МедикАмент — медяками». Маяковский давал всего лишь рубль, потому что рифма с неправильным ударением. На вопрос: «Тогда зачем вы вообще покупаете?» — Маяковский отвечал: «На всякий случай».С Пастернаком получалось так, что им были скуплены все рифмы «на всякий случай».Сколько ни в чем не повинных слов русского языка страдало от жестоких побоев и ударений. За местоимение «твои» приняло муку «хвоИ». По преступному сговору с поэтом «художница пачкала красками трАву», чтобы получить «отраву». «Гамлет» наверняка не подозревал, что «хрАмлет» (очевидно, хромает). Рожденные избавлять от страданий, «страдали… осенние госпитАли». «Сектор» превращал нектар в «нЕктар».Созвучий не хватало, и злоумышленник совершал невозможные сводничества, например рифмы «взмаху — колымагой», «бухгалтер — кувалда». Или вообще поступал гениально просто: «скучный — нескучный».С распухшим слогом маялись «сентяб-ы-рь», несколько «люст-ы-р» и «вет-ы-вь».Обычным делом было живодерское, совсем не айболитовское пришивание к анапесту, как зайцу, дополнительных стоп — «и небо спекалось, упав на песок кро-во-ос-та-на-вли-ва-ю-щей арники». Не в силах отомстить в анапесте «нынче нам не заменит ничто затуманив-шегося напитка», язык все же иногда давал сдачи.Зверски замученный ямб вдруг изворачивался и жалил палача. Тогда из «рукописей» вылезали половые органы-мутанты: «…Не надо заводить архивов, над руко-пИсями трястись…» Или поэт, того не желая, с возрастным шепелявым присвистом просил художника не предавать дерево: «…Не предавай-ся-сну…»На каждом шагу случались артикуляционные насилия: «…Попробуй, приди покусись потушить…» или «…И примется хлопьями цапать, чтоб-под-буфера не попал…», соперничающие с «бык-тупогуб-тупогубенький бычок…»В логопедической муке: «Пил бившийся, как Об лед, отблеск звезд» — рождался таинственный КакОблед, открывая кунсткамеру компрачикосов. В ее стеклянных колбах находились «застольцы», «окраинцы» и «азиатцы», — чтобы у последних получилось «венчаться». В химическом растворе висел Франкенштейн поэтической инженерии: «Тупоруб», — рожденный из «поры» и сослагательного наклонения: «…Мы-в-ту-пору-б-оглохли…»Ради сомнительной рифмы к «ветер» наречие «невтерпеж» безжалостно усекалось до «невтерпь». «Личики» кастрировались до «личек», иначе не клеилось с «яичек». Были «щиколки» вместо «щиколотки»; подрезанное в голове — «вдогад» ради «напрокат». Попадались и тела, с трудом поддающиеся опознанию: «всклянь темно».
admin добавил цитату 1 год назад
Родители берегли его впечатлительный ум, и он рос лишенным детского общения. От одиночества он делил свое тело на две части: левую и правую. Левая сторона считалась хорошей, а правая — плохой. Сережа был правшой и жалел более ущербную левую половину, отождествлял ее с собой.
admin добавил цитату 1 год назад
В комиссионке Цыбашев купил серебряный крест и носил его напоказ. Он отрастил на голове длинные волосы и многозначительно молчал, когда с издевкой спрашивали, не собрался ли он поступать в семинарию. Потом мода на православие поутихла. Тогда он перестал носить крест.
admin добавил цитату 1 год назад
Христиане, похитившие у евреев Библию, ничего не поняли из эзотерического учения (...). Они не отдавали отчета, что их крест — это символ древа и змия, а не орудие пытки, на котором умер знаменитый религиозный реформатор Палестины. С тем же успехом монархисты Франции восемнадцатого века могли носить на шее гильотину как символ, обезглавивший их любимого монарха.
admin добавил цитату 1 год назад
Художественная литература стала новой религией, и поэт, ее пророк, прославил не Бога, а божка. Так появились во множестве книги, как глисты сосущие христианство. Люди предпочли подлинному Евангелию писательскую романную или стихотворную весть…