Мануэль Пуиг - Предательство Риты Хейворт

Предательство Риты Хейворт

3.4
Год выхода: 2016
9 часов 51 минуту
Чтобы добавить аудиокнигу в свою библиотеку либо оставить отзыв, нужно сначала войти на сайт.

Мануэль Пуиг — один из ярчайших представителей аргентинской литературы ХХ века, так называемой «новой латиноамериканской литературы». Имя Пуига прочно заняло место рядом с Борхесом, Кортасаром, Сабато, Амаду, Маркесом, Карпентьером, Бенедетти. Его книги переведены на все европейские языки и постоянно переиздаются.«Предательство Риты Хейворт» (Рита Хейворт — легендарная голливудская красавица, звезда экрана) — дебютный роман Пуига, после которого о нем заговорил весь мир. Работая в сложнейшем жанре «бесконечной строки», автор создает уникальное полотно человеческой жизни — от рождения до старости — с помощью постоянных «переломов» сюжета, резкой смены персонажей, хитрой интриги.

Лучшая рецензияпоказать все
dream_of_super-hero написал(а) рецензию на книгу
Оценка:

Поток сознания. Книга, давно лежавшая в заначке, закачанная в ридер на особый случай. Аргентина, 40-е годы прошлого века. Записки, дневниковые записи, письма, обрывки сочинений, анонимки, свидетельства жизни отдельных персонажей. И вроде бы всё хорошо, стильно и выдержанно, но я часто выпадала из повествования, и это мне совсем не нравилось. Кстати, собственно о предательстве героини Риты Хэйворт в "Крови и песке" от силы пол-странички. Хотя старым голливудским фильмам уделено очень много внимания, и я, почитав об авторе, поняла, что эта рекурсия и есть фишка Мануэля Пуига.

Мы настоятельно рекомендуем вам зарегистрироваться на сайте.
0 слушателей
0 отзывов


dream_of_super-hero написал(а) рецензию на книгу
Оценка:

Поток сознания. Книга, давно лежавшая в заначке, закачанная в ридер на особый случай. Аргентина, 40-е годы прошлого века. Записки, дневниковые записи, письма, обрывки сочинений, анонимки, свидетельства жизни отдельных персонажей. И вроде бы всё хорошо, стильно и выдержанно, но я часто выпадала из повествования, и это мне совсем не нравилось. Кстати, собственно о предательстве героини Риты Хэйворт в "Крови и песке" от силы пол-странички. Хотя старым голливудским фильмам уделено очень много внимания, и я, почитав об авторе, поняла, что эта рекурсия и есть фишка Мануэля Пуига.

Lucretia написал(а) рецензию на книгу
Оценка:

Поток сознания персонажей, живущих в Аргентине в середине 40-х годов. Секс, бедность и богатство, американские кинофильмы, католическая церковь и записки школьниц. Все обрушивается лавиной на незащищённый мозг читателя. Попробую разобраться. Мита-жена Берто. У них сын Тото, который растет на протяжении романа и начинает ходить в школу и к его мыслям примешиваются мысли его однокашников. Аргентина, Буэнос-Айрес, тоже город иммигрантов, как и Нью-Йорк, где выросла Рита Хейворт. На самом деле по моему мнению вместо Риты Хейворт могла бы быть любая актриса, чья жизнь на экране так не похожа на реальную.

AnnaSnow написал(а) рецензию на книгу
Оценка:

Под струями чужого сознания

Это мое первое знакомство с данным автором и оно было не очень удачным. Начнем с того, что проблемно слушать диалоги и монологи без слов автора, описательной части. Идентификация эпизода полностью не происходит. Вы словно попадаете в речевой поток. И в этом потоке мысли героев скачут, они транслируют не только то, что видят, но и часто туда вплетаются их домыслы, услышанные сплетни, их умозаключения, которые часто ошибочны. Автор предлагает мне погрузиться в энтропию чувств и драмы одного небольшого городка, и городка побольше. Все крутиться вокруг жителей, которые переехали из одного города в другой, либо остались на своем старом месте.

Если отчленить потоки сознания одиноких женщин, болтливых служанок, которые рассказывают о своей тяжелой жизни, то мы получаем главного персонажа ( и это не Рита) - мальчика по имени Тото. Тото рассказывает о том, что его окружает, его детский лепет о друзьях по школе перемешивается со странными отношениями родителей, на которых наброшена мантия недосказанности и взрослых проблем. Мы видим жизнь одной семьи с позиции разных рассказчиков, у который свой угол зрения. В Тото удивляли его странные детские выводы, а также, что девятилетний ребенок размышляет, как пятилетний. Это несколько озадачивало. Часто в устах мальчика появлялись взрослые и грубые слова, например "изнасилил", автору казалось забавным кидать в детскую речь нечто вульгарное, связанное с сексом. Меня это несколько раздражало и казалось странным, особенно учитывая время, когда происходят события конец 30-ых и до середины 40-ых.

Мальчик считает предательницей актрису кино Риту Хейворт, которая так нравиться его отцу. Странно, что детская ассоциация, незаметно проскользнула в название романа. В тексте эта была такая тихоходка, которая не являлась чем-то центральным, не понятно зачем это было делать?!

В целом, произведение предстало странным, от лица маленького Тото - трудночитемым. Возможно, что это неплохой эксперимент в области чтения, знакомства с необычным стилем, но не более.

Долгая прогулка

Krashenaya написал(а) рецензию на книгу
Оценка:

Удивительная книга! Удивительная!
Но удивление это, прямо скажем, не самое приятное.
С великой осторожностью подступалась я к этой книге после её аннотации. Что это за сложнейшей жанр «бесконечной строки»? Чего от него ожидать? Да еще и имеющиеся отзывы не радовали: "ничего не понял", "не осилил".
Первые главы неожиданно порадовали, читались легко, даже задорно. Как случайный разговор с пожилым дедулей, в стремящейся в бесконечность очереди в поликлинике, например. Почему бы и нет, ты же никуда не торопишься, а человеку может дома и поговорить не с кем. Да и рассказ начинается достаточно многообещающий. Воспоминания детства чуть ли не в лицах, и вот мыслями ты уже на кухне его матушки в жаркой Аргентине, а тут и соседушки набежали и служанки и многочисленные родственники. И под эти разговоры о любимом кино, картинках-раскрасках, одноклассниках, постыдных доносах, нравоучениях в стиле "Береги платье снову, а честь смолоду", об угнетенных и угнетаемых, ты неожиданно ловишь себя на мысли, что дедуля-то похоже слегка не в себе, или может ты уже слегка не в себе. Потому что у рассказа словно и нет сюжета. Вот только что тебе казалось, что история мчится на резвом коне, а оказывается она ползет со скоростью тихоходки.
Сюжет и персонажи в нем существующие, словно под действием неизбежной энтропии всё дальше и дальше отдаляются друг от друга, смысл ускользает, создается ощущение хаоса, собрать их в какую-то более менее упорядоченную структуру всё сложнее, объединить всех этих отдаляющихся друг от друга людей в логическую цепь к концу книги, лично мне вообще не удалось. Да и если бы не "подсказывающие" названия глав, то и идентификация персонажей тоже далась бы мне с трудом. И маленький мальчик, и взрослый мужчина, и старая дева тридцатипятилетняя женщина рассуждают абсолютно одинаковыми словами и выражениями, более того малыш в своих мыслях и высказываниях нередко кажется разумнее взрослого.
Автор накинул настолько непроницаемую мантию фокусника на свою идею, что я так и не поняла, что же он так хотел мне рассказать этой своей книгой. О чем она? Обо всем и ни о чем? О борьбе пролетариата против власти богачей? О подстерегающих молодых невинных девушек опасностях и страшном коварстве "играйгормон"-парней? О любви? О потерях? О вере в Бога? Об утраченных надеждах?
Похоже дедулина очередь неожиданно подошла и он так и не закончил свой рассказ. Предал мои ожидания.... Совсем как эта коварная Рита Хейворт. Хотя совсем непонятно за что ей бедняжке досталось.

Книга прочитана в рамках игры Долгая прогулка. Команда Роботы с ошибками.

claret1874blue написал(а) рецензию на книгу
Оценка:

Латинская Америка, внутренние монологи, киноаллюзии, многочисленные персонажи - книга обещала быть восхитительной. А оказалась неистово прекрасной.
Девиз этой книги - "This is Latin America!"
Снисхождения ожидать не приходится, мозг беспощадно взорван. Но это того стоит.
Мануэль Пуиг с читателем не церемонится - с первых же страниц в ход идет тяжелая артиллерия - отрывочными диалогами, оброненными именами, ни каких разъяснений - пощады не будет, мозаику придется собирать самому без каких-либо подсказок со стороны автора, чисто аргентинская жестокость. На первых главах - ощущение такое, будто подслушиваешь чужие разговоры. Но Пуиг идет дальше - позволяет подглядеть не только за чужой жизнью, но и залезть героям в голову - а там, такой поток сознания, что не снился даже Джойсу: мысли сменяют друг друга с фантастической скоростью, сталкиваются на мгновение, переплетаются не надолго, чтобы и дальше мчаться во весь отпор, "латиноамериканцы - а что от них ещё ожидать", только и успеваешь мимолетом подумать, пока перелистываешь страницы.
Стоит только привыкнуть к внутреннему монологу героя, Мануэль Пуиг героя сменяет.
Стоит привыкнуть к внутренним монологам в целом, приспособиться к этой фантастической скорости, та-дам, в ход идут уже школьные сочинения, анонимки, письма и т.д.
Весь этот безумный коктейль из обрывочных фраз, подслушанных разговоров, потоков сознания щедро сдобрен обилием персонажей, их запутанными взаимоотношениями (что и следовало ожидать, учитывая национальность автора), отсылками к кинематографу (автор фанат кино как никак) и ощущением тоски с легкой иронией.

admin добавил цитату 1 год назад
Лучше посоветоваться об этом с врачом, а то я подумала, что, если спать на левом боку, сердце сдавливается и кровь течет с трудом, а из сердца она вырывается мощным фонтаном и потому омывает кору мозга с такой силой, не знаю, понятно ли я говорю, что попадает в самые укромные уголки, похожие на бороздки или почерневшие извилины. Там, по-моему, упрятаны, как в темном чулане, все недобрые воспоминания, которые людям удается на время забыть.
admin добавил цитату 1 год назад
Что лучше: бессонница или кошмары? Теперь он спит, но чуть что – просыпается, „ты будешь виновата, если мальчик не поймет наконец, что мужчины не плачут, мужчины сдерживаются, но не плачут“, говорит Берто всякий раз, как мы плачем, „а ты, рева, послушай отца, чтоб я больше не видел твоих слез“, и он прав, ведь они с Эктором сдерживаются, я плачу потому, что мы, женщины, – слабые существа, а Того плачет потому, что он еще мальчик. Не помню, плакал ли Эктор, когда умерла его мать, я ему первая об этом сказала, он был еще очень мал, чтобы плакать, на год младше, чем Тото сейчас, но Тото плачет потому, что все понимает, как взрослый.